75 лет назад весть о смерти митрополита Андрея Шептицкого ошеломила украинцев

среды, 06 ноября 2019, 20:07
1 ноября во Львове почтили 75-ю годовщину смерти митрополита Украинской Греко-Католической Церкви Андрея Шептицкого. 1 ноября 1944 года духовный руководитель церкви отошёл в вечный мир.

Прощались с владыкой тогда уже в советском Львове. Коммунистическая власть не решилась помешать многолюдной похоронной процессии. Однако вокруг смерти митрополита Кремль создал много клеветы и мифов, и до сих пор существует немало литературных вымыслов.

Перезвон во львовских греко-католических церквях 1 ноября прозвучит в память митрополита Андрея Шептицкого. В течение всего дня можно посетить место его вечного упокоения в крипте Святоюрского собора. А также осмотреть в церкви выставку личных вещей митрополита, которые священники, монахи и монахини, верующие сохранили в годы подполье. В день прославления праведного митрополита Андрея Шептицкого у часовни-усыпальницы семьи Шептицких в селе Прылбичи Яворивского района состоится панихида.

75 лет назад, 1 ноября, Львов был в трауре. Весть о том, что в 13 часов 45 минут ушёл в вечный мир митрополит Андрей Шептицкий, потрясла не только духовенство и родных владыки, но и многих людей, независимо от вероисповедания и национальности.

Наиболее достоверно описал последние дни и часы жизни главы церкви, уход в вечный мир его брат, отец Климентий Шептицкий, в четырёх письмах, которые он написал их родному брату, военному генералу, политику, дипломату Польши Станиславу Шептицкому после смерти митрополита, а также сохранились воспоминания кардинала Иосифа Слипого. Собственно, эти архивные документы отвергают любые сплетни и выдумки, которые годами распространяли советские спецслужбы после ареста преемника Андрея Шептицкого – Иосифа Слипого о якобы «отравлении» владыки.

В своих воспоминаниях архиепископ Иосиф Слипой описывает это так: «КГБ распространял в народе клевету, что я отравил покойного митрополита. Тогда отец Климентий (Климент Шептицкий. – Ред.) пошёл к нотариусу с письменным заявлением врачей, что покойный митрополит умер естественной смертью, чтобы нотариус это подтвердил».

Митрополит Андрей Шептицкий тяжело заболел, как пишет 1 ноября 1944 года родному брату Станиславу отец Климентий Шептицкий, примерно 18 октября: «Сегодня в 3/4 второго днём уснул в Господе наш дорогой митрополит. Завтра его перевезут в кафедральный собор, а в воскресенье – положат в могилу в подземельях Юра. Сама смерть наступила по поводу паралича нервных центров мозга – ничего уже не мог есть. А последние дни не был в сознании».

В следующих письмах Станиславу Шептицкому – 8 апреля, 11 мая, 1 ноября 1945 года – отец Климентий Шептицкий более подробно описывает последние дни жизни митрополита Андрея. Из этой переписки известно, что духовный лидер украинцев последний раз отслужил богослужение 17 октября, но уже ему было трудно, и после этого он больше не поднялся с постели. Водяная опухоль распространялась всё больше и добралась до сердца. Последние три дня до смерти митрополит ничего не говорил.

2 ноября тело владыки перенесли из часовни митрополичьих палат в Святоюрский собор. В храм все дни тянулась люди, чтобы проститься с митрополитом Андреем.

Архиепископ Львовский Иосиф Слипой сообщил о смерти митрополита советскому руководству города. «Пришел уполномоченный, которого звали "министром", с кондоленциями, и когда мы стояли в окне митрополичьей палаты и смотрели на длинный ряд верных, которые шли в собор, въехала на них большевистская машина. Ему стало неприятно, и тогда он сказал: "Это наше хамство нам больше вредит, чем американская и другие разведки", – пишет в воспоминаниях о днях прощания с митрополитом Андреем архиепископ Иосиф Слипой. "Министром" в среде греко-католиков называли советского разведчика Сергея Даниленко-Карина.

Архиепископ Иосиф Слипой описывает, что тогдашнее руководство решило не участвовать в похоронах, потому что «покойный не был благосклонен для большевикам», а уполномоченный советский разведчик Карин был как частное лицо.

 

О смерти митрополита писали в мире

Проводить в последний путь митрополита Андрея Шептицкого пришли архиепископ Римско-католической церкви Болеслав Твардовский и его помощник епископ Евгений Базяк, армянский капитулярный викарий Дионисий Каетанович. 5 ноября 1944 года состоялась величественная торжественная похоронная процессия по улицам Львова. Её возглавили греко-католические епископы, присутствовали сотни священников, монахов, монахинь, семинаристов, тысячи верующих разных конфессий провели в последний путь митрополита, который с 1901 по 1944 год возглавлял Греко-католическую церковь. Большое количество хоругвей, венков, цветов. Гроб с телом митрополита поместили в крипте собора Святого Юра. Похороны завершились в 18 часов, до начала комендантского часа в городе.

О смерти митрополита Андрея Шептицкого писала польская пресса, украинские журналы за рубежом, были сообщения в мировых изданиях. Одним из авторов посмертной статьи о владыке был общественный и политический деятель Владимир Соловей. Его текст перепечатали в переводе англоязычные и польские газеты.

«О смерти митрополита Андрея Шептицкого сообщили все украинские эмиграционные журналы. Западному миру эту трагическую новость известил корреспондент агентства Reuters в Москве. Кроме украинской прессы, массовые сообщения также были напечатаны в польскоязычной прессе в эмиграции. В частности, министр к делам образования и религии польского эмиграционного правительства в Лондоне о. Зигмунт Качиньский опубликовал в печати специальное сообщение, в котором сообщил о смерти украинского митрополита. "Соболезную над гробом выдающегося Человека" – таким был заголовок текста польского министра, главный акцент которого сообщал, что со смертью Андрея Шептицкого украинские греко-католические епархии осиротели. Польские газеты в европейских странах также сообщали о траурных богослужениях за упокой его души, что проходили в польских римо-католических храмах. Хватало также сообщений прессы о том, что митрополит Шептицкий убит большевиками, поскольку не был выгоден советскому режиму. Одним из аргументов было то, что смерть была внезапной и власть постаралась, чтобы семья митрополита в Польше не узнала о его смерти», – отметил исследователь наследия братьев Шептицких Иван Матковский.

Собственно, отец Климентий Шептицкий в письме брату Станиславу от 8 апреля 1945 года пишет, что он немедленно написал и телеграфировал о смерти митрополита, но и письмо, и телеграмма вернулись не вручеными. «Мне было очень трудно оставаться здесь же – о вас ничего я не знал. Были вести, что вас в Корчине не существует, что вы эмигрировали или, может, были эвакуированы на Запад», – писал отец Климентий родным.

Советская власть всё сделала, чтобы родные не приехали к брату на похороны. Большевики боялись антинародного гнева, поэтому запретили похоронную процессию по городу. Слишком влиятельным был митрополит Андрей. Траур по владыке продолжался до 11 ноября. А 12 ноября митрополичий престол занял Иосиф Слипой, как и завещал митрополит.

Иосиф Слипой в подходящий момент возглавил УГКЦ, хотя он был назначен преемником митрополита ещё в ноябре 1939 года. Но возглавить церковь, находясь в тюрьме, и стать преемником еще в митрополичьих палатах – существенная разница.

Уже 11 апреля 1945 года Святоюрский собор со всех сторон окружила милиция, и были арестованы греко-католические епископы. На 21 апреля были заключены 33 человека: митрополит Иосиф Слипой, епископы Никита Будка и Николай Чарнецкий, 20 священников, 2 декана, 3 семинариста и 5 мирян. Это было только начало активных действий Кремля для ликвидации УГКЦ. Священники в это время объединились вокруг отца Климентия Шептицкого, подписались под совместным обращением к кремлевскому деятелю Вячеславу Молотову, требуя освободить епископов и протестуя против уничтожения церкви.

Однако уже с 8 по 10 марта 1946 года во Львове состоялся псевдособор для ликвидации УГКЦ. Аресты, преследования, уничтожение греко-католических храмов были узаконены, и начались ещё более активные действия против греко-католиков по указанию Москвы. УГКЦ перешла в подполье.

Смерть митрополита Андрея Шептицкого дала также второе дыхание УГКЦ. Владыку хоронили в белых одеждах, а не в красных или черных. А белый фелонь символизировал, что священник должен нести радость, а не безнадёжность. В подполье церковь существовала и жила в надежде возродиться.

 

По материалам Галины Терещук для «Радио Свобода»


ПУБЛИКАЦИИ

Где можно встретить Бога? (О том, что Церковь – это не только стены храма)30 ноября

В 29-ом выпуске видеопроекта «Блаженнейший Святослав: #доступно_про_важливе» Глава УГКЦ предложил посмотреть на Церковь Христову как на...