Блаженнейший Любомир: «Будущее Украины – в сердцах людей»

понедельник, 06 марта 2017, 11:13
26 февраля бывшему предстоятелю Украинской Греко-Католической Церкви Блаженнейшему Любомиру исполнилось 84 года. Накануне «человек с ангелом на плече», как о нем говорят, дал интервью газете «Факты».

Об этом мудром, искреннем, добром, авторитетном человеке говорят, что он никогда не шёл против собственной совести, что его влияние на украинское общество трудно переоценить, что он мыслит категориями вечности и всегда проповедует любовь. Мы общались в его резиденции, в селе Княжичи под Киевом. Поверьте на слово — Блаженнейший на самом деле освещает всё вокруг.

— Простите, я не такой молоденький, не вижу вообще и не очень хорошо слышу, — начал разговор Любомир Гузар. — Если надо будет, попрошу повторить. Ну, что хорошего скажете?

— Ваше Блаженство, позвольте всё же у вас, человека, который не видит физически, спросить: какой вы видите судьбу Украины?

— Я оптимист. И хочу уточнить, почему. Уверен, что Украина не является обречённой на какую-то гибель. Нет! Мы должны не только сохранить, но и развить при Божьей помощи своё государство, свою общественность. А можем этого достичь, если будем работать. Одним словом, если бы мы не работали, тогда я был бы крайним пессимистом, потому что не было бы надежды. Но мы умеем работать. То есть, можно быть спокойными — не погибнем.

 

— На ваш взгляд, что повлекло за собой события, которые происходят сейчас? Имею в виду войну и оккупацию.

— Знаете, что могу сказать? И восточные, и западные области Украины в прошлом веке были под оккупацией, под влиянием Советского Союза. СССР (минуя его национальный аспект) имел коммунистическую идеологию, которая хотела создать советского человека, лишённого чувства собственного достоинства, осознания своего происхождения как творения Божьего. Эту советчину я вижу как покушение на достоинство свободного человека, который может спокойно хвалить Господа и служить людям.

Человек, которого хотели создать нам советские власти, должен быть несвободным, полностью зависимым от государства или от партии, руководящих органов КПСС. В нём отрицалась его основа — происхождение от Бога, а главное — его достоинство и свобода. Это, по моему мнению, стало тем фоном, на котором происходит то, что происходит.

Без советского наследия, без того, что тогда очень сознательно пропагандировалось и очень сознательно выполнялось, без создания того советского человека было бы невозможным то, что происходит сегодня. Должен искренне признаться, что не чувствую себя очень компетентным, потому что это очень сложные процессы. Надо гораздо больше знать, чем я знаю и имел возможность узнать. Но делюсь с вами тем, что вижу в меру моих ограничений.

 

— Как же нам сейчас следует воспитывать патриотов? Ведь это очень сложная и важная проблема. На мой взгляд, она первоочередная.

— Абсолютно согласен с вами. Нам нужно сознательно стремиться воспитывать людей, не заражённых советской идеологией, особенно будущие поколения. Как я вижу эту ситуацию сейчас? Ищу в святых книгах решение. Есть такая вещь: у каждого из нас есть отец и мать. Они подарили нам жизнь, они нас воспитали, заботились. I без них, без их усилий мы бы не существовали. И поэтому в типичном христианском понимании природы человека он должен почитать своих родителей, заботиться о них, потому что благодаря им мы стали такими, как мы есть.

Но мы также имеем более широкую семью, которую обычно называем Родиной. Есть такая песня: «Можно всё на свете выбирать, сыночек, только Родину выбрать нельзя» («Можна все на свiтi вибирати, сину, вибрати не можна тiльки Батькiвщину»). Латинское слово patria имеет тот же корень, что и слово «отец» — pater.

Мы родились в какой-то более широкой семье, которую называем народ. Это утверждение определённого факта. Я не могу отрицать, кто мой отец, кто моя мать, и не могу возразить, кто есть народ, среди которого я родился. Я мог бы родиться аргентинцем, японцем, немцем, а родился украинцем. Другие родились русскими, поляками, немцами. Каждый из нас является ребенком какого-то народа. И так как мы обязаны заботиться об отце и матери, так же мы, если хотим быть действительно собой, в полном смысле этого слова, должны заботиться об этой широкой семье — Родине. Думаю, это основание должно быть основой воспитания: помни, кто твой отец, кто твоя мать, помни, кто твой народ. И веди себя соответственно: так Господь Бог дал, что ты родился среди этого народа. Заботься о нём. Думаю, это является основанием воспитания. Это не насаждаемый пустой национализм, как кому-то может показаться. Нет! Это на самом деле патриотизм.

 

— Согласна. Вы когда-то были беженцем, но говорили, что это стало хорошей возможностью увидеть мир.

— Вы употребили слово «беженец». Мы употребляли слово «скиталец». Почему человек скитається? Потому что так сложились обстоятельства. Мои родители, сестра и я — мы не выезжали из Украины и не хотели годами быть вне Украины. Мы стали скитальцами в силу обстоятельств.

Есть и те, кого мы называем туристами. Турист добровольно едет посмотреть мир, познавать другие страны, народы, континенты, культуру и так далее, имея интерес и соответствующие средства на это.

Также есть традиции. Особенно начиная с XVII—XVIII веков была такая практика (подобная существовала и в других западноевропейских странах): молодых людей из состоятельных украинских семей посылали познать мир. В воспитательных целях.

Наша действительность — то, что более ста лет Украина находилась в хозяйственных трудностях и было много нищих людей. Под конец XIX — в начале XX века они образовали волну эмиграции, когда уезжали в неведомые страны, потому что не было на что жить. Очень много людей из Западной Украины выезжали на несколько лет в Америку, Канаду, Бразилию, Аргентину, даже в Казахстан, что для меня редкость. Никогда не думал о Казахстане как о стране, куда люди ехали заработать на лучшую жизнь. Но так говорят. Поработав там, люди возвращались, привозили какие-то деньги. Мне рассказывали, что в сёлах обычная, рядовая хата была покрыта соломой. А те люди, кто имел деньги, покрывали крышу своего дома железом. Была даже такая примета: если вы видите дом с крышей из жести — ага, хозяин был в Америке.

Название этого всего — экономическая эмиграция. Но после Первой мировой войны, а главное после Второй мировой войны, когда в Украине воцарился советский порядок, многие люди не хотели жить при тех обстоятельствах. Кроме того, были тысячи людей, которых немцы насильно взяли работать в Германию. И, когда закончилась война, многие из них сказали: «Нет, мы не хотим возвращаться». Они выбрали то же самое, что и наша семья: стали скитальцями. Что значит стать скитальцем? Мы потеряли гражданство, стали бездомными людьми. Есть такой англоязычный термин, который употребляется во всём мире, — man is not in his place (человек не на своём месте). И мы были такими.

Что происходит сегодня? После советских времен, за неимением хороших хозяев, у нас опять, мне кажется, экономическая эмиграция. Потому что наша экономика не очень хорошо налажена, не развита. Мы такая богатая страна! А очень много людей живёт ниже нормального уровня. Их считают почти неимущими. Люди, у которых не достаточно средств, чтобы жить, снова едут, в первую очередь, в страны Западной Европы, в Америку, Австралию... В 1970-х годах, думаю, во всей Италии не было даже тысячи украинцев. А сегодня там несколько сот тысяч. Кое-кто даже говорит о миллионе. В Испании тоже.

То есть очень много нашего народа выехало, потому что в Украине экономически трудно жить, нет хороших возможностей воспитывать и беречь детей, вообще иметь нормальную обеспеченную жизнь. Нас должно больше тревожить, что среди тех, кто выезжает, — много молодых людей и немало профессиональных граждан. Это большая проблема. Если люди едут, чтобы научиться и вернуться, это вполне хорошо. Не плохо — поехать на чужбину, поработать, научиться. «И чужому научайтесь, и своего не цурайтесь». Но ехать, чтобы остаться, если нет действительно для этого очень уважительной причины, это, мне кажется, очень непонятно.

Я лично 46 лет был вне Украины, жил в Австрии, Италии, Америке, посещал Германию, Канаду, Бразилию, Аргентину, Парагвай. Но с радостью вернулся в Украину. Почему? Потому что это родная земля. Нам было очень хорошо в Америке. Можно было работать, зарабатывать, там было пенсионное и медицинское страхование. Это хорошо упорядочивает жизнь. Но мы были там гражданами второго класса. Если хотите быть собой в полном смысле этого слова, старайтесь жить на родной земле.

 

— Сейчас в нашей стране очень много вынужденных переселенцев с востока Украины и из Крыма. Люди бросили всё: дома, работу, они теперь тоже скитальцы. Что вы можете сказать тем, кто не предал страну? Как сохранить себя? Как быть полезными?

— Здесь очень важную роль должны играть местные люди. Сколько всего выехало — свыше полтора миллиона? Это не беженцы, то есть переселенцы — переселились в другую часть страны. Правда, насильно. Потому что бежали от беды, покинули свои дома не потому, что хотели, а пришлось, потому что не могли согласиться с обстоятельствами насилия.

А мы — те, кто живём дома (местные люди из Центральной, Западной, Северной и Южной Украины), должны им помочь нормально жить, воспитывать детей, приобретать профессиональные знания и так далее. Это наша задача и обязанность. Со стороны переселенцев должно быть понимание, что местным людям не всегда это легко сделать.

Думаю, что должно царить чувство: это наши братья и сёстры, которым мы должны послужить и помочь, а они должны с благодарностью принять всё, что для них делается, и стараться пользоваться возможностью жить нормально, как положено. Одним словом, здесь требуется определённое чувство — это чувство единства.

 

— Ваше Блаженство, сейчас возможен раскол общества? Ведь очень много проблем...

— Есть такая инициативная группа «Первое декабря» (создана по предложению Любомира Гузара, в неё входят известные интеллектуалы и моральные авторитеты: Мирослав Попович, Вячеслав Брюховецкий, Иван Дзюба, Игорь Юхновский и другие. — Авт.). Недавно эта группа подготовила обращение, которое касается очень деликатной темы. Оно такое: не дай Бог, чтобы учитывая обстоятельства, в которых мы существуем, учитывая историю, из которой ещё не выросли и не избавились, мы друг друга ненавидели.

Действительно, сегодня встречается много проявлений ненависти... Назову это общественной дикостью, которую вызывают разные обстоятельства, но которую народ и власть должны стараться одолеть и не допустить, чтобы ненависть ширилась и отравляла нашу жизнь. К сожалению, есть определённые попытки намеренно разделить наш народ, чтобы люди не могли вместе жить. Есть такое... Это делается и при помощи средств массовой информации, используя какие-то экономические или политические неурядицы. Есть также враждебный фактор. Но мудрый народ, осознающий своё единство, должен очень решительно отвергать такие попытки и противодействовать негативным влияниям.

 

— В 2015 году в интервью нашему изданию Богдан Гаврилишин говорил, что для него есть два моральных авторитета — вы и Лина Костенко. А для вас кто является моральным авторитетом?

— Очень разные коллеги из инициативной группы «Первое декабря». Они сознательные, стараются видеть вокруг себя людей, уважать, служить и помогать им. Вот это моральные авторитеты. Их, может, гораздо больше, чем нам кажется. «Первое декабря» — это организованная группа, которая пытается совместно что-то сделать. Но есть и много-много других, неназванных. Например, волонтёры, которые стараются по-Божьему жить и служить ближнему, и в самом деле быть такими творческими, позитивными, созидающими членами сообщества.

 

— Теперь позвольте философский вопрос. Почему иногда власть так сильно меняет человека?

— Это известный факт, что властолюбие — большая опасность. Ещё древние греки и римляне знали, что власть коррумпирует людей. Я, к сожалению, не специалист, чтобы дать вам такой ответ, как положено. Только утверждаю факт: для большинства людей на самом деле власть бывает опасной. И богатство тоже.

Приведу вам пример из жизни. Когда я был студентом в Америке, то работал на курорте. Туда люди приезжали отдохнуть, прийти в себя. Моей задачей было их встречать и сопровождать в помещение или комнаты, которые они обычно заказывали заранее. Что я могу сказать? Разные были люди. Были такие, которые недавно стали богатыми, работая на различных высоких должностях, профессиональные, но очень культурные. Вежливо говорили. Если чего-то требовали, то умели сказать это деликатно, не акцентируя.

Но были, конечно, и люди, которые обращались ко мне и другим сотрудникам некрасиво, надменно: «Мне принадлежит», «Я заказал», «Я плачу» (передает характерную интонацию). Мы должны всех обслуживать, но те люди были очень неприятные.

Знаете, деньги — такая вещь... Внезапное богатство и уверенность людей, которые им владеют, в том, что другие теперь должны их слушать, что-то переворачивает в их головах. Почему это так? Я могу только сказать, что оно есть. А почему? Это очень философический и психологически глубокий вопрос.

 

— Вы говорили, что Украина на пороге перемен к лучшему. Сейчас вы тоже так считаете?

— Да. Если будем работать. Я не вижу каких-то структурных трудностей, почему мы не можем иметь нормального государства. Их нет! Может быть плохо, если не будем работать. Что я имею в виду? Не только работать, чтобы иметь больше денег. Когда я говорю — работать, это значит делать добро другим. Что для меня значит труд? Это когда мы (политические деятели, госслужащие, обычные граждане) хотим жить так, чтобы думать о добре для себя и одновременно о добре для других, а не только о своей выгоде. Если у нас есть такое наставление, нет ничего, что могло бы нам помешать быть нормальной великой державой.

 

— Значит, таково ваше видение перемен к лучшему? А где вы находите основания для оптимизма?

— Раньше говорил, что вижу изменения к лучшему во встречах с людьми. Сейчас у меня не много общения. Учитывая своё состояние здоровья, возраст, много дома сижу, никуда не выезжаю. Но иногда встречаюсь с людьми, которых не знаю лично, но они меня приглашают. Это студенты, бизнесмены, ещё кто-то. То есть такой обмен: они спрашивают, я отвечаю. Я чувствую по вопросам, что есть много хорошего. Если оно есть, оно простое: люди хотят чего-то доброго и делают. Этот поворот к лучшему происходит там, где и должен происходить, — в сердцах людей.

У нас большие проблемы с реформами. Почему? Потому что власти — те люди, которые должны жить реформами, — не живут ими. Они упускают прекрасные возможности и не строят лучшее будущее. Его строят те, которые на личном уровне (не какой-то большой организации) стараются творить добро, которые радуются, когда увидят что-то хорошее, которые жалуются, когда видят зло. Будущее Украины — в сердцах людей, в которых я вижу интерес, стремление и желание делает что-то хорошее. И если они этого хотят, то мы идём к лучшему.

Я не читаю, ибо незрячий, но слушаю радио. Часто бывают сюжеты о том, как некая группа людей — старших, младших, детей — хочет помочь. Или тем, кто на фронте, раненым, больным. У нас много людей, которые желают делать добро. То есть наша будущность. Она не в политике. Хотя мы бы хотели видеть и политику доброй. И я думаю, что у нас нет причины, почему мы не можем иметь такого государства, такого общества, в котором будем все чувствовать себя хорошо.

 

— Вы верите в это?

— То есть в сердцах людей. Каждый раз, когда кто-то сделал что-то доброе для ближнего, то очень хорошо сделал.

 

Ольга Бесперстова

«Факты»

ТЕГИ: Гузар
ПУБЛИКАЦИИ

Семь тезисов о служении священника в больнице15 октября

Зачем священники присутствуют в больнице? На каких участках Церковь и медики сотрудничают сегодня? Как реагируют больные на присутствие...