Блаженнейший Любомир: «нельзя одновременно молиться за мир и бить кулаком по носу»

вторник, 19 июля 2016, 12:20
Архиепископ-эмерит Блаженнейший Любомир поделился с Департаментом информации УГКЦ своими мыслями о так называемом крестном ходе за мир.

– Блаженнейший Любомир, в силу обстоятельств, сложившихся в Украине, мы много говорим о мире. А что такое мир в вашем понимании?

– Нужно начать с того, что понятие мира всегда имеет более чем, так сказать, одну сторону. Это не что-то, зависящее от одного человека или одной группы. Мир – это отношение людей, их отношения между собой.
Потому что мы также можем говорить о чём-то выше – о Божием мире, в котором сам Господь Бог установил мир, послав своего Сына, чтобы нас примирить...
Мир – это желание общаться с кем-то справедливо, честно, позитивно, любезно... Одним словом, это вопрос любви. Что такое любовь? Любовь – это готовность, желание делать добро другому.
Следовательно, мир должен иметь в себе две стороны, которые желают делать добро друг другу. Эти обе стороны действуют для взаимного добра.
Эти элементы для меня лично составляют понятие мира.
 

– Можно сказать, что отсутствие войны уже является миром?
– Нет, отсутствие войны, технически говоря, – перемирие. Например, две стороны стоят с оружием в руках или с какими-то негативными средствами и говорят, что мы не будем делать друг другу вреда. Это состояние перемирия. Это не мир, потому что там нет желания делать добро. Есть только состояние, в котором не будем нападать друг на друга, не будем друг другу делать неприятности, но, так сказать, открыты к тому. И нам не важно, чтобы делать добро другому лицу или другой группе, а чтобы только мы не воевали...
 

Чтобы наступил настоящий мир между Россией и Украиной, обе стороны, оба государства должны желать этого мира
 

Это не мир, это пакт неагрессии. Но нет какого-то особого желания делать добро.
 

– В Украине уже второй год продолжается война, приносящая боль каждому украинцу. Какие шаги нужно делать и кому, чтобы наступил мир?
– Скажу, как я это вижу. Чтобы наступил настоящий мир между Россией и Украиной, обе стороны, оба государства должны желать этого мира. Должны хотеть делать добро друг другу. Потому что мир не односторонняя деятельность. Скажем, я не буду на тебя нападать, а ты со мной делай, что хочешь. Это не мир! И в ситуации нападения я должен защищаться, должен защищать себя, свои права, себя и своих. И здесь нет даже тени мира. Больше всего, что может быть, это акт неагрессии, который далёк от мира.
Не делать зла – это не проявление мысли, намерения делать добро. Я хочу почтить тебя, хочу отдать тебе должное в полной справедливости – это предпосылка мира.
В чём сегодня проблема? По моему мнению, большинство украинцев не настроены негативно к России. Мы не имеем претензий на российские территории, не осуществляем никакой агрессии. Но если не будет такого желания с обеих сторон, со стороны России и Украины, если не будет положительного отношения с обеих сторон, то о мире говорить не придётся. Мира не будет.

 

– Есть ещё одна актуальная проблема. Вы вот говорили о Божием мире... И буквально сейчас происходит так называемый крестный ход за мир. Не будем говорить о тех, кто идёт в том походе, потому что там, видимо, есть разные люди, которые искренни в своей молитве под палящим солнцем. Но этот крестный ход вызывает неоднозначное восприятие среди многих украинцев, что, пожалуй, справедливо, потому что они подозревают, что за ним стоит определённая технология...
– Иисус Христос говорит, что наше отношение к ближнему должно базироваться на главном принципе: желать ему добра. Надо желать добра не только тем, кто нам делает добро, но и врагам.
Мы должны любить всех. Если кого-то любить, то значит надо за него молиться, потому что это одно из проявлений любви.
О чём мы молимся? И должны ли мы молиться, чтобы российская армия или боевики – наёмники России, чтобы они более эффективно работали, чтобы у них всё хорошо складывалось? Или всё же мы должны молиться за то, чтобы они поняли и прекратили агрессию, перестали нападать?!
Молитва, в форме крестного хода или в любой другой, должна быть за то, чтобы вторая сторона не грешила.
 

– Тогда как другим людям реагировать на этот крестный ход?
– Эти крестные ходы провозгласила и организовывает Украинская Православная Церковь (Московского патриархата), а Московский патриархат благословил агрессию России на Украину. И поэтому не хватает доверия. Действительно ли они молятся и за что они молятся? Молятся, чтобы Россия прекратила агрессию? Молятся, чтобы русские войска и их подопечные убрались из Украины? Не понятно, за что молятся.
 

...Это всё выглядит как подлая хитрость. Это цинизм, хуже которого трудно что-то представить


Если бы, скажем, те, кто идут, начиная от самого Митрополита Онуфрия и всех епископов, сказали: мы абсолютно отвергаем, как полную несправедливость против украинского народа, всякую агрессию и добиваемся, чтобы Кремль и все люди, кто за это отвечает, перестали делать зло. И должны заключить соответствующую декларацию и её придерживаться.
Знаете, очень красиво сказать: молюсь за мир. Например, я молюсь за мир, но даю кулаком тебе в нос.
...Это всё выглядит как подлая хитрость. Это цинизм, хуже которого трудно что-то представить.
 

– Но, видимо, в том крестном ходе есть искренние люди...
– Надо подумать, за что мы молимся. Пусть каждый человек, который идёт в том походе, искренне ответит себе на вопрос, за что он молится, к какому миру стремится. Им говорят, что молятся за то, чтобы между украинцами не было гражданской войны. Ну, это то же самое, что говорит Россия. Но разве это объективная правда?
Если молиться искренне, то надо молиться за то, чтобы враг перестал нападать.
 

Беседовал о. Игорь Яцив

 

ТЕГИ: Гузар
ПУБЛИКАЦИИ

Семь тезисов о служении священника в больнице15 октября

Зачем священники присутствуют в больнице? На каких участках Церковь и медики сотрудничают сегодня? Как реагируют больные на присутствие...