Блаженнейший Святослав: «Мы не имеем права привыкать к убийству»

четверг, 14 августа 2014, 22:36
Глава УГКЦ Блаженнейший Святослав убеждён, что сегодня Церковь находится в центре событий, потому что люди ищут Бога и требуют её присутствия. О том, как изменилась Церковь под влиянием последних бурных событий в Украине, Блаженнейший Святослав рассказал в интервью «Галицкому корреспонденту».

– Украина стремится в ЕС. Какие наработки в этой плоскости имеет Украинская Греко-Католическая Церковь? Происходят ли попытки заключить конкордат (договор государства с Папой Римским), чтобы иметь ещё один действенный фактор сдерживания угрозы для верующих? Ведь Эстония, Латвия и Черногория подписали такое соглашение с Ватиканом. 

– События, которые переживает мир, в частности христиане, непредсказуемы. Судьба народа – в Божьих руках, и Он является источником жизни. Учитывая события последних месяцев, мы смотрим в наше будущее только с надеждой. О конкордате с Украинским Государством речь не идёт. Надеюсь, что в будущем большинство внутренних вопросов Украины будет решено, тогда, возможно, к этому вопросу вернёмся. Но сегодня все Церкви на уровне Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций хотят выстраивать с государством отношения на партнёрской основе, то есть мы хотим быть неотъемлемой частью гражданского общества. Всё для того, чтобы мы вместе могли построить сильное, крепкое государство, а уже позже с ним заключать те или иные конкордаты.

– Кроме того, что в Крылосе вы провели традиционную патриаршую прощу, ваш приезд даровал Ивано-Франковской архиепархии ещё одно достижение...

– Наша Церковь и, в частности, Ивано-Франковская архиепархия получила нового епископа. Этот год очень урожайный на Божьи дары епископских хиротоний, ведь через несколько недель состоится ещё одна епископская хиротония в Дрогобыче. Очевидно, что церковная жизнь на уровне приходском или епархиальном – это, прежде всего, дело Духа Святого. Церковь является душой народа, и если она живёт и действует, тогда она непобедима. Неделю назад я вернулся из Бразилии, где была создана ещё одна митрополия, то есть в нашей Церкви сегодня уже восемь митрополий, и это беспрецедентный момент развития Церкви.

На аломничестве в Галиче люди молились за примирение непримиримых, недопущение конфликта и кровопролития на нашей земле. С другой стороны, паломничество в Крылосе – это возвращение к корням. То есть не только киевские, но и галицкие корни не просто живые – они сегодня плодоносят.

– Два года назад, находясь в Ивано-Франковске, вы говорили о единой поместной Украинской Церкви. В феврале этого года речь шла о вероятном воссоединении православных Церквей, но опять не сложилось. Что сейчас происходит в этом направлении?

– События, произошедшие в Украине зимой, и те, что происходят сейчас, имеют важную духовно-религиозную составляющую. Сегодня запрос украинцев на единую поместную Украинскую Церковь очень мощный и, очевидно, он будет реализовываться длительное время. Прежде всего, мы должны заботиться о внутреннем единстве каждой Церкви, и за это отвечает Глава Церкви. Наиболее разделена православная часть Украинской Церкви. Если они будут делать шаги к преодолению имеющихся расколов, если в Украине православие объединится, тогда экуменический диалог между католической и православной Церквами будет значительно проще.

  – В настоящее время, когда люди умирают на передовой, изменилось ли ваше обращение к священникам, а священников – к верующим? Какие слова для них вы находите сегодня?

– Прежде всего, мы обращаемся со словами надежды, потому что очень много людей растеряны, ведь это впервые в послевоенные годы мы столкнулись с ситуацией, когда нужно отдавать жизнь и проливать кровь за независимость Родины. В таких обстоятельствах люди испытывают страх, неуверенность, они не знают, что завтра с ними случится, и будет ли конфликт угасать или ситуация ухудшится. Поэтому сегодня наша Церковь несёт слово надежды. Я говорю, что народ, который надеется на Бога, – непобедим, и только такой народ способен защитить своё государство.

Сейчас наше духовенство рядом с армией. В зону АТО каждая епархия отправила военных капелланов. Каждый из священнослужителей среди солдат находится более месяца, вместе с ними рискует жизнью, чтобы там поддержать бойцов.

– Зона боевых действий на Востоке – это испытание для всех. Перед тем как поехать туда, военные капелланы проходят специальную программу или адаптацию?

– Отдельный капелланский отдел у нас действует годами, в течение 20 лет мы, в соответствии с международными нормами, вышколили десятки капелланов. Прежде всего, такую ​​миссию исполняют те священники, кто служил в армии. Они знают, что такое военный характер. Духовно и психологически бывшие солдаты, а ныне – священники, они лучше подготовлены, для того чтобы быть вместе с армией. Очевидно, что теперь, в чрезвычайных военных обстоятельствах, они должны служить.

Также мы просим, ​​чтобы украинцы не боялись защищать свою Родину, потому что знаем, что объявлена ​​частичная мобилизация, которая людьми была воспринята по-разному. Но мы должны это делать и должны понять, что кроме нас Украину никто не защитит.

Ещё одна проблема, с которой мы впервые столкнулись, – это проблема беженцев. Сейчас мы должны их принимать как братьев и сестёр, не имеем права делить Украину на восточные и западные регионы, не должны говорить о том, кто больше, а кто меньше должен защищать Украину. На эти обстоятельства мы должны смотреть глазами христианской солидарности, ибо только таким образом сможем преодолеть вызовы, которые стоят перед нами.

– В конце концов, сами солдаты говорят, что их на востоке поддерживают и православные, и католики...

– Помощь беженцам, капелланское служение, сбор средств на поддержку военнослужащих, гуманитарная помощь различного типа – все эти служения христиане Украины выполняют вместе, никаких конфессиональных разделений нет. Очевидно, что каждая Церковь имеет различные ресурсы, но по инициативности, ощущению необходимости – они трогают глубокие христианские струны души каждого верующего, и мы едины в том служении.

– В Украине уже есть сотни сирот, вдов, тысячи беженцев, и неизвестно, когда эта война закончится. В связи с такими реалиями возникает ли необходимость дополнить Стратегию Церкви?

– Мы всегда будем отвечать на вызовы, стоящие перед нами. Никто из нас не мог предвидеть событий последних месяцев, и поэтому сегодня мы стараемся эффективно реагировать, изучая и заимствуя опыт служения Церкви в других странах.

В июне в Ватикане обсуждали феномен беженцев. Помощь заключается не только в том, чтобы принять тех, кто оставил дом, возникает также ряд других социальных проблем. Через месяц начнётся учебный год, кто тех детей будет учить, в какую школу идти, на каком языке они будут учиться? Также возникает проблема с трудоустройством, интегрированием людей в новые обстоятельства. Вопросами беженцев занимается Организация Объединенных Наций, но они забывают, что такие беженцы требуют духовной опеки, и церковная специфика служения этим людям выражается по-особенному. Это вопросы, на которые мы ищем ответ.

А ещё каждый человек – и вы, и я – страдаем от постмайдановского синдрома. Вечером и утром мы засыпаем и просыпаемся, изучая новости. Это страх, которым поражено наше общество, и поэтому мы месяцами проводим обучающие семинары наших духовников, для того чтобы они помогали людям пережить эти обстоятельства, освободиться от психологической раны, которую украинцы получили. Многие люди не пойдут к психологу, чтобы говорить с ним о своих страхах, бедах, болях и переживаниях, но они пойдут к исповеднику… И поэтому он должен быть готовым помочь пережить психологические проблемы. Это и есть пастырская помощь. Сейчас УГКЦ ищет новые способы, методы, даже новые языки, чтобы нести слово Божие.

  – Ваш взгляд на события, происходящие на востоке, и ваши ожидания?

– Это большая трагедия. Каждый день мы слышим о новых жертвах, мы не имеем права привыкать к убийству, не имеем права принимать сообщения о смерти через призму статистики, ведь за каждым убитым – будь то военнослужащий или мирный житель – стоит семейная драма, горе родных и близких. Поэтому мы не имеем права опускать руки и спокойно воспринимать сообщения о смерти, мы должны делать всё, чтобы остановить кровопролитие.

На сложные вопросы нет простых ответов, но как христиане мы выполняем две основных обязанности: молитва Богу и служение ближнему.

  – Ожидали ли Вы, владыка, что 25-летие легализации Церкви будете отмечать среди таких событий?

– Как сказано в Библии, в книге Экклезиаста, «нет ничего нового под солнцем». Мы только не знаем, с какой цикличностью история повторяться. На днях мы вспоминали столетие с начала Первой мировой войны, видели, в каких условиях тогда находилась Европа, и можем провести много параллелей с сегодняшним временем. Нам не нужно сидеть и ждать, нам никто не построит страну, никто не напишет будущего – мы сами творцы истории Украины.
 
Беседовала Ирина ТЫМЧИШИН

ПУБЛИКАЦИИ

«УГКЦ, как добрая мама, провожает своих верных из Украины и встречает там, куда их забрасывает судьба», – владыка Степан Сус 29 июня

С начала полномасштабного вторжения миллионы людей в Украине получают тяжёлый опыт – что такое быть беженцем, оставить родной город или...

АНОНСЫ