Блаженнейший Святослав: «Важным в моём призвании был образ священника, который приходил ночью и молился за закрытыми дверями»

вторник, 07 мая 2019, 21:38
5 мая Отец и Глава Украинской Греко-Католической Церкви празднует своё 49-летие. Как известно, Блаженнейший Святослав, когда возглавил одну из крупнейших Восточных Католических Церквей, был самым молодым епископом среди епископов УГКЦ и четвёртым по возрасту среди самых молодых католических первоиерархов в мире.

Предлагаем вместе полистать страницы биографии Главы Церкви и узнать интересные и неизвестные факты. Ниже приводим цитаты об основных и важных моментах жизни, рассказанных Блаженнейшим Святославом в книге «Диалог лечит раны». Книга написана в стиле интервью Предстоятеля УГКЦ редактору польского Католического информационного агентства Кшиштофу Томашику.

• До двадцати одного года я рос в Советском Союзе, атеистическом государстве, где публично нельзя было говорить то, о чём человек думал. Домашняя действительность полностью отличалась от того, что происходило на улице, в школе или на работе.

• В девятилетнем возрасте, учась в третьем классе начальной школы, я осознал, что учительница, которая рассказывает о коммунистических идеалах, не верит в то, что говорит....

• Верить в Бога и молиться меня научили в семье. Моим первым катехизатором была бабушка. Она научила меня молиться и ознакомила меня с основными истинами христианской веры.

• Я видел, как моя семья молится дома, и знаю, что это было для неё очень важно. Я ещё до конца не понимал, о чём идёт речь, но осознавал, что то, что говорят и делают мои близкие, является настоящим, и они действительно верят в Бога

• Моя мать была учительницей музыки в музыкальной школе города Стрый, а отец работал на железной дороге и отвечал за радиотелеграфную связь.

• В семье моего отца, который был родом из города Брошнев-Осада (ныне Ивано-Франковской области), жила одна монахиня, принадлежавшая к подпольной конгрегации сестер служебниц Непорочной Девы Марии. Благодаря ей, находясь там на каникулах, я впервые встретился с греко-католическим священником подпольной Церкви – отцом Михаилом Косило, исповедником веры, который был дважды осуждён за свою деятельность на длительные сроки заключения.

• У меня всегда был хороший слух и голос, и очень привлекала меня церковная музыка.

• Музыкальные способности я, несомненно, унаследовал от мамы. В конце концов, музыка всегда была для меня тем важным элементом, который помогал контактировать с миром.

• Впервые увлёкся церковной музыкой на похоронах моего прадеда в Голобутове. Тогда дьяк, который принимал участие в погребальном обряде, предложил мне петь Псалтирь возле умершего. С тех пор, – то есть с похорон прадеда, на котором пел Псалтирь на церковнославянском языке, – я начал учиться церковному пению.

• Я закончил среднюю музыкальную школу, где учился игре на скрипке. Однако, по совету родных, решил не продолжать музыкальное образование, а отправился в Борислав, где начал изучать медицину. Это должно продолжаться четыре года. Это было послешкольное обучение по военной программе, освоив которую, мы должны были стать фельдшерами.

• Получив медицинское образование, я не должен был сразу идти в армию и мог без экзаменов поступить в медицинский институт, но мои духовные опекуны из подпольной Церкви сказали, что я буду вынужден пойти в армию. Опасались, что если власти узнают, что я диакон или священник, то меня выгонят из учебного заведения, и это могло бы закончиться для меня тюрьмой или даже смертью.

• Я отказался от медицинской карьеры и пошёл в армию. Мама очень рассердилась на меня за это решение, ведь в ту пору ещё шла война в Афганистане. Мама боялась, что меня отправят туда. К счастью, этого не произошло.

• После окончания военной службы, в 1991 году я вернулся домой, но тогда все уже было иначе. Греко-Католическая Церковь вышла из подполья, работала духовная семинария, поэтому я мог начать своё священническое образование. Всё это было действием Божьего Провидения.

• Музыка составляет важную часть моего образования и личной культуры. Она продолжает оставаться для меня способом переживания и передачи эмоций, а также помогает мне отдыхать.

• Из-за того, что у меня хороший слух, я порой очень страдаю в храме, слыша, что кто-то поёт нечисто, что не хватает гармонии и тому подобное. Чувствую себя тогда разбитым и даже не могу молиться.

• Музыкальная гармония нужна мне не только для того, чтобы чувствовать себя комфортно, но также является обязательным условием хорошей молитвы и налаживания связи с Богом. Музыка помогает вести упорядоченную жизнь и налаживать правильные отношения с ближними.

• Больше всего люблю музыку Антонио Вивальди, которого называют il Prete Rosso – Рыжим священником. Помню, как я удивился, узнав, что Вивальди был священником, ведь в Советском Союзе об этом не вспоминали. Среди его композиций на первое место ставлю «Четыре времени года» и скрипичные концерты, несколько из них я исполнял в музыкальной школе.

• Среди украинских композиторов больше всего ценю Николая Лысенко. Некоторые его произведения я играл, а другие – мы пели на хоровых занятиях.

• Мой младший брат тоже священник. Он женат, воспитывает двоих детей – мальчика и девочку. Живёт в Соединенных Штатах, относится к нашей Стэмфордской епархии.

• В 1980-х годах в Украине стало модным смотреть польское телевидение. Мой отец сконструировал антенну, благодаря которой мы беспрепятственно принимали польские программы. Это был ещё один источник изучения польского языка.

• В 1985 году я поехал учиться в Борислав, где снимал комнату в польской семье Тадеуша Коцура. Там говорили только на польском, даже получали газеты из Польши: «Życie Warszawy» («Жизнь Варшавы») и «Żołnierz Wolności» («Солдат свободы»). По ним я изучил грамматику, а также научился читать и писать на польском языке.

• Я прочитал также романы Генрика Сенкевича «Потоп» и «Quo vadis», последний из которых революционизировал моё юношеское сознание. Позже я прочитал некоторые произведения Адама Мицкевича, но поскольку они написаны высокопоэтическим, изысканным языком, мне порой трудно было их понять. Учась в семинарии, в 1990-е годы я читал некоторые труды Кароля Войтылы, в частности, «Любовь и ответственность».

• Тем, что я выучил польский язык, я обязан хозяевам в Бориславе, книгам, телевидению и церковным контактам.

• Мой любимый писатель –Тарас Шевченко, я всегда охотно читаю его и среди произведений на первое место ставлю стихотворение «И мёртвым, и живым...» Люблю также и современных украинских писателей, например, Лину Костенко.

• Очень важным в моём призвании был образ священника, который мы знали в те времена. Священником был кто-то, кто приходил ночью, отправлял Литургию и молился за закрытыми дверями, а потом уходил.

• 1991 год был переломным – Украина восстановила свою независимость. Тогда Господь Бог показал, что относится ко мне со своеобразным чувством юмора. Только я вернулся из армии и поступил в духовную семинарию, которая уже нормально работала, как было решено отправить меня учиться в Аргентину.

• После приезда в Аргенину нас отправили на учебу. Помню первое занятие по философии. Я сидел в первом ряду и на протяжении сорока пяти минут очень внимательно слушал лекцию профессора. Из всего, что услышал, я понял только два слова.

• Я начал упорно учиться и уже через три месяца сдавал экзамен по философии на испанском, к тому же в письменном виде. Это было что-то невероятное! Я был счастлив. То, о чем я всегда мечтал – приобрести знания в области богословия, – стало действительностью.

• Я сидел день и ночь, учил слова и испанскую грамматику. Ежедневно, идя на лекции, молился: «Господи Боже, прошу Тебя, помоги мне сегодня сделать больше, чем вчера».

• В течение первого полугодия мы посещали епархиальную семинарию. Затем обратились к салезианцам, они приняли нас в подготовительный новициат, и мы начали обучение в Салезианском университете.

• В 1994 году я вернулся в Украину, закончил Львовскую духовную семинарию и был рукоположён в сан диакона, а затем – священника.

• Рукоположение совершил кардинал Мирослав-Иван Любачивский. Узнав, что я говорю на испанском, он сказал, что мне легко будет освоить итальянский язык, и решил отправить меня учиться в Рим. Аргументировал это тем, что у нас много священников, но не хватает научных кадров, чтобы обучать семинаристов. Поэтому я вдруг оказался за границей.

 

• Меня отправили в Папский университет святого Фомы Аквинского, известного как Ангеликум, в Риме. Доминиканцы, которые занимались этим учебным заведением, приняли меня очень доброжелательно, но сказали, что в течение года я должен дополнить своё семинарское образование. Итак, полученные в Аргентине знания по философии признали, а львовское богословское образование пришлось дополнять.

• После этого я взялся за лиценциат по нравственному богословию, работу над которым закончил защитой докторской работы.

• В 1999 году я вернулся в Украину и начал работать во Львовской духовной семинарии профессором нравственного богословия и богословской антропологии.

• Тогда это была Львовская богословская академия, которая в 2003 году превратилась в Украинский католический университет. В университете я возглавил кафедру нравственного богословия и стал вице-деканом философско-богословского факультета.

• В 2009 году меня назначили епископом-помощником Буэнос-Айресской епархии Покрова Пресвятой Богородицы. Я пережил очередной шок. Был вынужден бросить всё, о чём мечтал, всё, что делал до сих пор: Украину, университет, семинарию, студентов, науку. Тогда же в моей голове появилась мысль, что, наверное, уже никогда не вернусь в Украину. Начался следующий этап аргентинской инкультурации. А ещё мне пришлось учиться быть епископом.

• Мне пришлось учиться, как быть греко-католическим епископом, живя в латиноамериканской культуре, к тому же в особых условиях аргентинской общественно-политической ситуации.

• Впервые я встретился с кардиналом Хорхе Марио Бергольйо, нынешним Папой, который тогда был архиепископом Буэнос-Айреса и главой Аргентинской епископской конференции, на пленарном заседании епископов. Он, как председатель собрания, представил меня всем епископам Аргентины. Никогда не забуду, как они отреагировали, услышав, что я из Украины и мне тридцать восемь лет. Все смотрели на меня с большим удивлением, а некоторые даже шутили, говоря: «А это что за прислужник? Неужели он уже приступал к первому Святому Причастию?». Так шутили!

• Глава УГКЦ кардинал Любомир Гузар ушёл в отставку по состоянию здоровья. Никогда в истории нашей Церкви не случалось такого, чтобы Патриарх отрёкся от должности при исполнении своих обязанностей. Мы были удивлены. Я ехал в Украину и думал, кто из наших епископов может стать преемником кардинала Гузара. Вздыхал: «Господи Боже, что же будет, кого должны выбрать, кто может заменить кардинала Гузара – человека большого ума, пророка нашего народа, являющегося Патриархом не по титулу, а за его реальные заслуги и величие личности». Мне никогда бы не пришло в голову, что епископы решат избрать своим главой самого молодого среди всех!

Купить книгу Главы УГКЦ «Диалог лечит раны» можно в церковном интернет-магазине УГКЦ по ссылке: shop-ugcc.com.ua/shop/diyalog-likuye-rani/.

Руслана Ткаченко,

Департамент инфомации УГКЦ


ПУБЛИКАЦИИ

Блаженнейший Святослав: «Важным в моём призвании был образ священника, который приходил ночью и молился за закрытыми дверями»07 мая

5 мая Отец и Глава Украинской Греко-Католической Церкви празднует своё 49-летие. Как известно, Блаженнейший Святослав, когда возглавил...

АНОНСЫ