«Божий слуга, духовный отец прихода», – Послание Блаженнейшего Святослава духовенству УГКЦ

воскресенье, 28 апреля 2019, 06:28
Послание Блаженнейшего Святослава духовенству УГКЦ на Великий четверг 2019 года Божьего

 

Вот мой слуга, которого я поддерживаю,

мой избранный, который понравился моему сердцу.

Я положил на него дух мой:

он сообщит народам правду.

Ис. 42, 1

Всесветлейшие, Всечестнейшие и преподобные отцы, честные диаконы –

дорогие собратья в Христовом священстве!

Дорогие братья семинаристы!

В этом году торжественно вспоминаем 75-ю годовщину мученической смерти блаженного священномученика Емельяна Ковча, святого священника, хорошего отца многодетной семьи, бывшего священника городка Перемышляны на Львовщине, который сегодня известен в мире как священник Майданека, потому что завершил своё пастырское служение и был уничтожен нацистами именно там, в этом лагере смерти. Мой великий предшественник Блаженнейший Любомир ровно 10 лет назад торжественно провозгласил его покровителем священников УГКЦ. Именно сегодня, в Страстной четверг, день установки на Тайной вечере нашим Спасителем Святого Таинства Священства, пусть станут для нас живым и воплощённым Божьим словом к священникам нашего времени жизнь, служение, страдания и мученическая смерть этого пастыря.

Блаженный Емельян Ковч прошёл путь образцового Господня слуги, оставив нам не только пример ревностного пастырства, бескорыстного служения всем нуждающимся, несмотря на конфессиональную или этническую принадлежность, и верного следования за Христом до мученической жертвы собственной жизнью. От него остались также письменные свидетельства, отражающие его силу духа и искреннее переживание за обновление всей Церкви и родного народа.

Поэтому приглашаю вас вместе полистать страницы книги «Почему наши от нас бегут?», которая вышла из-под его пера почти сто лет назад. Это не трактат по догматике и не учебник по экклезиологии или пастырскому богословию, а скорее размышления обычного пастыря, у которого лежало на сердце добро народа и человека. Эти его размышления и советы, как увидим, не потеряли своей актуальности по сей день.

 

«Священник – Божий слуга»

Наш блаженный правильно воспринимал призвание к священству – как призвание к наследованию Христа, который сам о себе сказал: «Я среди вас как тот, что служит» (Лк. 22, 27). В мире, который пропагандирует культ успеха, погоню за карьерным ростом, получение власти любыми средствами, наука о служении является непонятной и даже провокационной. Впрочем, лишь в служении Христов ученик остаётся верным Божественному Учителю, а потому верным и себе самому, и своему призванию. Вот почему Христос по дороге в Иерусалим, заметив, как ученики подвергаются соблазну «первых мест» и привилегий, предостерёг их: «Вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи угнетают их. Не так должно быть между вами. Но если кто-то хотел бы у вас быть большим, да будет вам слуга. И кто бы хотел у вас быть первым, да будет вам рабом. Так же Сын Человеческий пришёл не для того, чтобы ему служили, но – послужить и отдать душу свою для искупления многих» (Мф. 20, 25-28). Поэтому на Тайной вечере, омывая ученикам ноги, Господь Иисус оставил им и их преемникам всех времен свою последнюю науку-завещание: «Вы называете меня Учителем, Господом, и правильно говорите, ибо я есть. Поэтому если омыл ноги вам я – Господь и Учитель, – то и вы должны омывать ноги друг другу. Пример дал я вам, чтобы и вы так делали, как это я сделал вам. Истинно, истинно говорю вам: раб не больше господина своего, а посланный не больше пославшего его. Зная, счастливы будете, когда так будете делать» (Ин. 13, 13-17).

Созерцая пример своего Божественного Учителя, блаженный Емельян высказывал твёрдое убеждение, что «священник не является ни чиновником, ни работником, ни хозяином (мы бы сказали сегодня "менеджером". – Авт.). Священник является Божьим слугой и духовным отцом прихода. Только такое положение справедливо, и только на этой платформе может стоять думающий человек, ревностный пастырь, Христов апостол».

Из такого фундаментального утверждения автор книги делает практические выводы для себя и для своих братьев-священников, прибегая к аналогии с тогдашней повседневной жизнью: «Если хороший работник служит у мудрого, честного и совестливого, а к тому ещё и богатого хозяина, то будет стараться быть в своих обязанностях точным, совестливым и ревностным... Так и священник, будучи слугой Всевидящего, Всемогущего, Самого Справедливого и Лучшего Хозяина – Бога, должен, прежде всего, со всякой возможной для человека ревностью, совестью и точностью выполнять свои обязанности».

При этом бескорыстие в служении должно быть непременным признаком настоящего Христова слуги, который, по словам о. Емельяна, «не спрашивает о плате и о ней не торгуется». В этом вопросе наш святой отец, несомненно, ориентируется на поучения праведного митрополита Андрея, который, хотя и осознавал часто трудное материальное положение своих священников, всё же призывал их не разочаровываться в служении, а искать, прежде всего, Царствия Божия и его справедливости (ср. Мф. 6 , 33), полагаясь в своих досрочных делах и нуждах на определённый обет Христа-Спасителя: «Достоин работник награды своей» (см. Лк. 10, 7): «Светлого бытия, богатств Христос не обещает, ибо богатства в работе пастырской будут завсегда препятствием. Несколько богатства в Церкви умножатся, настолько уменьшится ревность пастырская. Однако то, что человеку для жизни нужно, то непогрешимым обетованием Божиим заверено... но обет относится только к тем, кто "ищет прежде всего Царства Божия", кто больше заботится о деле Христовом, чем о себе и своём собственном добре... Где только в Церкви Христовой найдётся человек, который, забывая о своём добре, будет для Христа и для людей работать, там уже сами христиане будут о нём помнить... И наоборот, где только найдётся священник жадный, который, не заботясь о Царствии Божием, будет лишь искать своё добро, то отвернётся от него Провидение Божие, отвернётся и народ христианский» (Митр. Андрей Шептицкий «О достоинстве и обязанностях священства», 1901).

 

«Духовный отец прихожан»

Будучи слугой Божьим по примеру Христа Спасителя, священник призван становиться для своих прихожан духовным отцом. В этом призыве – воспринимать своё служение как духовное отцовство в Святом Духе – слышим отзвук учения св. апостола Павла, который напоминал верным христианской общины в Коринфе: «Ибо, хотя у вас тысячи учителей во Христе, и родителей не много; я родил вас через Евангелие во Христе Иисусе» (1 Кор. 4, 15).

Духовный отец является кем-то большим, чем простого управляющий приходской общины или даже учитель – преподаватель христианских истин веры и норм поведения. Отец даёт своим детям жизнь, рождает к жизни в Господе, лелеет эту жизнь в ежедневном служении, защищает его от хищных волков, будучи готовым к самоотречению и самопожертвованию. Справедливо заметил недавно один из ваших собратьев, нынешний лауреат Награды блаженного Емельяна Ковча, который очень хорошо понял сущность священства на примере священника Майданека: «Пастырь должен быть там, где его паства. Есть время собирать овец, а есть время отгонять волков от них. Емельяна Ковча интересовал свой народ, но ещё больше – бессмертные души».

Ссылаясь на всем знакомый и близкий образ отца в семье, который, желая, чтобы семья его «любила, уважала и слушала», пытается сам быть «почтенным, честным, примерным и заботливым для своей семьи», заботясь как о её физических, так и духовных потребностях, а «больше всего должен семью любить и ей действительно себя посвятить», – автор книги описывает образ священника – духовного отца приходской семьи, который уважительно относится ко всем прихожанам, заботится об их досрочном и духовном благе, а сам становится для них «примером нравственности, доброты, дел милосердия и других добродетелей».

Имея в лице своего пастыря образец именно такого поведения, прихожане, по словам Емельяна Ковча, «привыкнут смотреть на нас не как на мастеров, чиновников или помещиков-эксплуататоров, а как на своих лучших и искренне люблящих родителей, которые рады бы им и крови из сердца отдать».

 

«Понимать душу народа»

Ключом к сердцу прихожан в духовном отцовстве их есть, по мнению блаженного Емельяна, «подробное понимание души народа» со стороны священника. Чтобы получить эту ценную и незаменимую для пастыря примету, он должен, прежде всего, «часто соприкасаться с этим народом», то есть постоянно находиться среди своих верующих.

В этом, на первый взгляд очевидном и само собой разумеющемся утверждении, скрыта глубокая богословская истина, имеющая для нас, дорогие отцы, конкретные и практические последствия. Исконное слово Божие, приходя на свет ради спасения рода человеческого, «стало плотию и обитало с нами» (Ин. 1, 14), а потому способно сочувствовать нам и понимать нас, потому что претерпело всего, подобно как мы, кроме греха (ср . Евр. 4, 15). Поэтому Господь Иисус имеет все основания называть себя добрым пастырем, который знает своих овец, а они знают Его, потому и следуют за Ним, а Он готов положить свою жизнь за их спасение (ср. Ин. 10, 1-15).

Прибегая к точному сравнению с повседневной жизнью, наш праведник замечает: «Смешно предположить, чтобы присматривал за стадом и защищал его перед волками такой пастух, который целый день поправляет хижину и латает лапти, а стадо пустил на Божью волю».

Дорогие собратья! Если хотим быть духовными отцами для своих прихожан, если действительно хотим понимать душу нашего народа, мы должны вернуться в приход, поселиться среди своих духовных детей, чтобы они имели постоянный доступ к нам, находя своевременную спасительную благодать Божию, а также нашу человеческую отцовскую помощь, утешение или совет. Проживание в приходе является требованием, которое не просто накладывает на нас буква закона, церковное право: это постулат нашего духовного отцовства, без которого это отцовство было бы лишено своей сути и глубокого духовного, Божьего значения.

 

«Выйти из закрестия»

Хотя священник является духовным отцом своих верных, его служение не ограничивается сакральным пространством храма или приходского дома. Более того, он неизбежно изменял бы свою, полученную от Бога, миссию, если бы оставлял паству вне храма один на один с различными вызовами и искушениями, которые встречаются в повседневной жизни.

В этом автор-святец не устает призывать своих собратьев: «Если священник хочет удержать свое стадо при вере, церкви и обряде, то он должен "выйти из закрестия" (алтаря. – Ред.) и принимать живое участие в гражданской жизни своего прихода». Сам народ, по мнению о. Ковча, нуждается в этом и надеется на это, потому что «традиционно видит в лице своего священника и руководителя в народной работе. Он считает, и не без оснований, что неисполнение этой работы есть запустение одной из главных обязанностей священника». Пассивность священника в общественной жизни вдвойне опасна, потому что, с одной стороны, отталкивает от «обряда, а то и от самой веры» наиболее активных членов приходской общины, а с другой – народ, оставленный в этой области сам на себя, «рано или поздно найдёт себе другого руководителя, который на 90 процентов будет волком в овечьей шкуре и при помощи самых красивых призывов заманит как раз эти самые единицы во вражеский лагерь».

Этот пророческий призыв блаженного Емельяна сегодня отголоском звучит из уст самого Первосвященника Католической Церкви – Святейшего Отца Франциска, который напоминает, что «пастырь должен иметь запах своих овец», и призывает Церковь к «пастырскому обращению», к выходу навстречу обездоленным, убогим и страждущим людям нашего времени.

Важно добавить, что эта деятельность «вне закрестия» должна быть органическим продолжением и интегральной частью пастырской миссии священника, которую он выполняет в духе Христовой любви, руководствуясь учением Церкви в этой области. «Священник не смеет забывать, – говорит священномученик Емельян, – что он является Божьим слугой, духовным отцом всех прихожан», а это его отцовство должно достигать даже тех, кого другие люди считают оппонентами или даже врагами: «...как каждая работа, не только священника, но и всякого верующего христианина должна основываться на любви, так и его народный труд не смеет быть лишённым этой основы как по отношению к приятелям, так и по отношению к врагам».

Этот «выход за закрестие» на практике означал для самого блаженного последовательное и неутомимое преодоление конфессиональных, религиозных и этнических преград и границ с целью спасения человека, ущемлённого в правах и свободах, униженного в своём достоинстве, лишённого защиты, безопасности и любви ребёнка Божьего. На протяжении всего священнического служения отца Емельяна Ковча этот «выход за закрестие» ощутили на себе люди разных сословий, религий и национальностей: галицкие мигранты в Боснии и воины УГА, убогие прихожане Перемышлян и Коросно возле Львова и вдовы польских полицейских, члены еврейской общины и просто случайные люди, которых Господь ставил на дороге его подвижнического пути.

 

«Здесь я вижу Бога»

Последним этапом этого выхода за себя стал для отца Емельяна мученический путь в концлагере Майданек. Он и здесь, в нечеловеческих, адских условиях, остался верен своему священническому призванию, поэтому навсегда вошёл в историю Церкви как настоятель Майданека. Из-за колючей проволоки концлагеря Майданек до нас дошло его письмо родным, которое в своём драматическом величии стало духовным завещанием нашего святого и над которым стоит просто поклониться и помолиться, прося у Господа для себя хотя бы крохи той силы Духа, что оживляла немощное и измождённое тело этого смиренного и самоотверженного пастыря нашей Церкви.

В этом письме он учит нас видеть Бога во всех обстоятельствах жизни, даже самых драматических и трагических; учит оставаться со своей паствой до конца, несмотря на личные неудобства, угрозы и притеснения; учит, наконец, самой форме христианской любви, которая проявляется в молитве за врагов. Это был последний акт земного пути блаженного, в котором он больше уподобляется слуге Божьему – Христа-Спасителя, который прошёл свой крестный путь до конца, вверив свою душу в руки Отца Небесного и умоляя у Него милости для своих распинателей.

Емельян Ковч пишет своим родным вот такие строки:

«Я понимаю, что вы стараетесь (заботитесь. – Ред.) о моем освобождении. Но я прошу вас не делать ничего. Вчера они убили здесь 50 человек. Если я не буду здесь, то кто поможет им преодолеть эти страдания? Они бы пошли (в вечность) со всеми своими грехами и в глубоком унынии, что доставляют в ад. Теперь же они идут на смерть с поднятыми вверх головами, оставляют свои грехи позади себя. Они переходят мост вечности. С чувством счастья в их сердцах, и я видел мир и ясность, что разворачивалась перед ними... Я благодарю Бога за Его ко мне доброту. Кроме неба, это единственное место, где я хотел бы находиться... Из всех присутствующих здесь я единственный священник. Не могу даже представить себе, что было бы здесь без меня. Здесь я вижу Бога, Бога, который одинаков для всех нас, независимо от религиозных различий, существующих между нами... Когда я отправляю Литургию, то все они молятся. Они молятся на разных языках: но разве Господь не понимает всех языков? Они умирают разными способами, а я помогаю им переходить мостик в вечность... Благодарю Бога тысячу раз в день за то, что Он послал меня сюда. Я не прошу Его ни о чём больше. Не беспокойтесь и не отчаивайтесь за мою участь. Зато радуйтесь со мной. Молитесь за тех, кто создал этот концлагерь и эту систему. Они одиноки, кто нуждается в молитвах... пусть Господь помилует их» (Емельян Ковч. Письмо из концлагеря Майданек, 1944 г.).

Сейчас блаженный священномученик Емельян Ковч, созерцая Всевышнего лицом к лицу, направляет из вечности свой взгляд к нам, священникам XXI века, желая укрепить нас своим братским словом, восстановить нас своим жертвенным примером. А мы, почитая его блаженную память, вспомним слова-пожелания святого Иоанна Павла II, которые он произнёс во время беатификационной Литургии во Львове 27 июня 2001 года: «Пусть их показания не останутся для вас только причиной для восхваления, пусть, скорее, станут приглашением к тому, чтобы им подражать... Пусть заступаются за вас святые и блаженные, которые получили венец справедливости на украинской земле, и блаженные, память которых сегодня особенно чтим. Пусть их пример и опека помогут вам идти за Христом и верно служить Церкви, которая есть мистическим телом».

Вглядываясь в светлую фигуру этого святого священника, поздравляю вас, дорогие владыки, отцы, диаконы и семинаристы с этим великим днём ​​Христова священства. Молюсь, чтобы каждый из нас был подобным в совершении своего призвания этому праведнику; чтобы наш Спаситель, который сегодня предстаёт перед нами на колени и омывает нам ноги, через наши руки совершал дело спасения человеческого рода на теле нашего народа через нашу святую Церковь, трогая его раны и излечивая его боли. А Божье благословение, которое вам всем от души уделяю, пусть скрепит нас всех благодатью Святого Духа на этом богоугодном пути!

Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святого Духа со всеми вами!

 

† СВЯТОСЛАВ

Дано в Киеве,

при Патриаршем соборе Воскресения Христова,

в день Святого преподобного Илариона Нового,

10 апреля 2019 года Божьего

 


ПУБЛИКАЦИИ

Блаженнейший Святослав: «Важным в моём призвании был образ священника, который приходил ночью и молился за закрытыми дверями»07 мая

5 мая Отец и Глава Украинской Греко-Католической Церкви празднует своё 49-летие. Как известно, Блаженнейший Святослав, когда возглавил...

АНОНСЫ