«Его ранами мы исцелены...» (Ис. 53, 5): Обращение Синода Епископов Киево-Галицкого Верховного архиепископства УГКЦ к духовенству УГКЦ об исцелении ран войны

вторник, 28 апреля 2020, 12:46
«Его ранами мы исцелены...» (Ис. 53, 5)

Обращение Синода Епископов Киево-Галицкого

Верховного архиепископства Украинской Греко-Католической Церкви

к духовенству УГКЦ об исцелении ран войны

 

Дорогие собратья в Христовом священстве!

Тяжёлые испытания, выпавшие на долю украинского народа в лихолетье войны, принесли в наши семьи много страданий, оставили раненым не одно поколение. В последнее время они ещё и умножились новейшей пандемией болезни коронавируса COVID-19. В то же время, на протяжении всех этих лет мы стали свидетелями небывалой жертвенности и самоотречения наших людей. Безоговорочная готовность украинских воинов уверенно защищать свою Родину дарила надежду миллионам наших соотечественников и стала для всего мира красноречивым символом жертвенного посвящения и преданного служения. Небывалое развитие волонтёрского движения, объединившего украинцев не только в нашей стране, но и на всех континентах, обнаружило потенциал добра, скрытый в глубинах украинской души. Наши священники в качестве военны капелланов с искренней верой, любовью и преданностью отправились в район боевых действий, чтобы духовно послужить воинам-защитникам.

Однако раны войны уходят глубоко: много украинских семей осталось без кормильцев, дети – без родительской опеки, матери и отцы – без надежды на безопасную и спокойную старость. Украина ещё долго будет чувствовать боль, которую испытывают наши ветераны, возвращаясь из окопов в гражданскую жизнь. Забота об израненных душах народа – один из приоритетов нашей пастырской миссии. Мы не имеем права привыкнуть к их страданию. Напротив, проявлением нашей живой веры должна стать ещё большая солидарность с пострадавшими от войны. Она должна набрать практических очертаний, стать деятельной любовью, воплощённым прикосновением милосердного Бога, ответом на потребности конкретного человека и эффективным лекарством для израненного сообщества людей.

Как Христовым пастырям, нам довольно часто приходится становиться перед лицом боли, входить непосредственно в контекст большой тайны человеческого страдания, особенно в сегодняшнем украинском обществе, поражённом войной и её разрушительными последствиями. Именно здесь мы призваны оставаться смиренными апостолами спасительной благодати Божией, отважными свидетелями надежды. Наша близость к израненным братьям и сёстрам, наша способность выслушать и услышать, наша готовность протянуть руку и подставить плечо делают самого Бога телесно присутствующим в конкретной человеческой жизни и страдании. Наша вера помогает расширить опыт терпения отдельного человека до горизонтов таинства спасения всего человечества. Именно здесь, в пространстве человеческой боли, мы не отворачиваем собственного лица от дарованной Богом надежды, «вглядываясь пристально в Иисуса, основателя и завершителя веры, который, вместо радости, что перед ним была, претерпел крестные муки» (Евр. 12, 2) . Его жертвенная и самоотверженная любовь к человеку изменила ход истории человечества. Его страдания послужили орудием нашего спасения. «В Нём мы получили искупление его кровью» (Еф. 1, 7).

  На кресте Господнем человеческое страдание приобретает новый смысл. В сумерках боли появляется уверенный луч надежды для каждого. На Голгофе Спаситель добровольно «принимает осуждение на смерть, чтобы даровать прощение грехов» (Катехизис «Христос наша Пасха», 227). Его терпение становится выразительным проявлением Божьей любви к человеку, источником его освобождения и исцеления. В этой любви каждый из нас может найти особый смысл для собственной боли, а затем стать верным Божьим сотрудником в борьбе за полноту жизни. Задача Христова пастыря – углубиться в таинство Господня смирения, чтобы, верно созерцая сам образ нашего спасения, перенимать мудрость Голгофы и помогать своей пастве преодолевать жестокие вызовы на пути земного странствия. Где царит смерть, Христов ученик должен быть свидетелем воскресения.

  Украинская Греко-Католическая Церковь за эти годы военной агрессии против собственного народа стала одним из центров единения общества вокруг помощи нуждающимся. Различные церковные структуры, епархиальные управления, приходские общины начали активную деятельность по оказанию поддержки защитникам Украины, в частности раненым, пленным, семьям погибших и пропавших без вести, а также внутренне перемещённым лицам. Сегодня каждый из нас должен встать под крестом страданий нашего народа, чтобы весь народ мог стать участником светлого Христова Воскресения – окончательной победы добра и справедливости. Поэтому призываем наших священников, семинаристов и монашество максимально использовать наработки в сфере духовного сопровождения пострадавших в результате войны лиц, овладевать необходимыми навыками, проводить полезные обучающие курсы, способствующие активному и деятельному участию нашей Церкви в заживлении ран украинского народа.

Правильным указателем на этом пути нам представляется фигура слуги Господня, страдающего Праведника – Христа, воскресшего из мёртвых, истинного Бога нашего, являющего человечеству Божию тайну освобождения от разрушительных последствий греха. Лишь в Его ранах и в Его светлом Воскресении, в сопричастии с Его добровольными страданиями и Его победой над смертью человек, укреплённый действием вылитого из лона Отца через воскресшего Спасителя Святого Духа, находит свой путь к полноте жизни, к окончательному исцелению. Ибо не существует такого состояния человеческого бытия, которого в своём воплощения не испытал бы сам Спаситель: вобрав полноту человеческой природы, Господь восстанавливает в себе старого Адама, достигая собственным милосердием каждого экзистенциального измерения человеческого существования. В Нём – путь к полноте жизни, у Него животворная Правда, «ранами Его мы исцелены» (Ис. 53, 5).          

От самоизоляции к щедрой ответственности

  В текстах о Слуге Господнем мы наблюдаем трагическую фигуру нуждающегося супруга, брошенного на произвол собственной боли и несправедливости мира. Корень, пробиваясь сквозь сухую землю, лишён перспектив: без воды его недолгое существование превращается в постоянную борьбу за выживание. Страдание делает одиноким. Ему необходима вода и защита от палящего солнца, ему нужна плодородная почва, чтобы жизнь продолжалась и приносила плоды. В пустыне нет никого и ничего, кроме пустоты и угроз, требующих постоянных и изнурительных усилий.

  Внутреннее состояние многих ветеранов, по их свидетельствам, довольно часто напоминает именно пустыню. В повседневной мирной жизни вчерашнем участнику боевых действий трудно найти тех, кто бы его хорошо понимал. Многим из них нелегко даются попытки вернуться из окопов. Сердце ещё в течение длительного времени остаётся рядом с боевыми побратимами, с которыми пришлось смотреть в глаза смерти, совместно преодолевать вызовы военных будней, находиться там, где жизнь была наполнена особым смыслом. Первому этапу возвращения из военного контекста характерно отчуждение даже от родных. Мир вокруг кажется чужим. Человеку становится трудно отыскать своё место в повседневности. Такое положение самоотчуждения и изоляции от окружающего мира может усугубить душевную травму военнослужащего или ветерана и заставить его искать опасные и разрушительные средства самозащиты.

  Трагедия войны меняет человека. Раны появляются не только на теле, но и в глубине души воина. Жестокость и беспорядок боевых действий проникают в сердце. В этом скрыта серьёзная опасность, так как войну можно принести с собой в родной дом и причинить боль близким.

Процесс возвращения к гражданской жизни – долгий путь, которого не одолеть самостоятельно. Выход из состояния изоляции, примирение с окружающей средой требует чьей-то любящей и дружеской поддержки в жизни воина, которая напомнила бы ему вкус человеческого существования, помогла сформулировать важные для личного развития цели, вырваться из внутреннего окружения.

Однако следует помнить, что война поражает не только самих военных. Опыт войны меняет всю семью: жену, детей, родителей. Это обусловлено, прежде всего, длительной и постоянной тревогой, усиленной медийными сообщениями с фронта. Часто речь идёт о волнении, не разделённом с другими, о печали, изолирующей человека, об ответственности других членов семьи в случае отсутствия основного кормильца, о беспокойстве, которое превращается в глубоко укоренённую внутреннюю боль. Особенным образом опыт войны переживают дети участников боевых действий. Ведь детство является периодом формирования важных черт личности, умения контролировать и организовывать собственные эмоции. Участие одного из родителей в боевых действиях оказывает дополнительные факторы эмоционального давления на ещё не созревшую личность их детей. Тревога, страх, грусть, злость, жаль, ощущение брошенности представляют угрозу здоровому будущему молодых людей.

  После возвращения с войны дистанция между отцом (матерью) и детьми может иногда значительно увеличиться. Поэтому нужно стараться создать в семье пространство взаимопонимания и доверия, принятия и прощения. Задача пастыря здесь заключается в том, чтобы помочь всем членам семьи осознать, как духовная жизнь способствует исцелению от самоизоляции. Чтобы предотвратить опасные тенденции к самоизоляции и преодолеть уязвимое чувство одиночества, важно заверить воинам ощущение сочувственного и солидарного присутствия со стороны духовника. Это можно понять с помощью регулярного посещения семьи демобилизованного воина, непринужденного общения с ним и членами его семьи, искреннего интереса о состоянии его здоровья или о ситуации с трудоустройством и тому подобное. Очень полезным было бы привлечь его к разного рода приходской активности, учитывая его способности и таланты, в частности к чтению евангельских текстов и их обсуждению в группе, к участию в различных христианских общинах, осуществлению благотворительных проектов, в которых появляется возможность проявить заботу о других – все эти подходы также способствуют тому, чтобы ветеран чувствовал себя нужным, полезным членом общества, и предотвращают его самоотчуждение.

От агрессивности к милосердному служению

  Слуга Господень в Книге пророка Исаии имеет неприглядный вид. У наблюдателей создаётся впечатление о разрушенной и вполне раздавленной личности. Несмотря на глубокое духовное смирение Его внешность отталкивает, разочаровывает, пугает. Его фигура вызывает не сочувствие, а неприятие. При таких обстоятельствах человек неизбежно прибегает к защите собственного достоинства, иногда довольно решительным и агрессивным способом. Сам образ человеческого страдания для многих является непреодолимым вызовом и большой угрозой. Боль требует реагирования. Поэтому важно использовать все необходимые средства для духовной борьбы с искушениями к жестокости, которые могут проявиться даже самопроизвольно и которые разрушают не только самого человека, но и мир вокруг него.

Опыт войны, даже без физического ранения, оставляет глубокие невидимые следы в человеческой душе. Такие следы называют душевными ранами войны. Часто можно наблюдать, как спокойные и уравновешенные до войны мужчины и женщины теперь могут легко терять равновесие, становиться взрывными и излишне агрессивными. Активные и жизнерадостные, по возвращении из района боевых действий они иногда превращаются в подавленных и замкнутых в себе. Война меняет людей. Находясь в зоне повышенного риска, человек чувствует постоянную угрозу собственной жизни. Его психика и весь организм будто постоянно находится в состоянии боевой готовности. Человеческий мозг поддерживает в напряжении тело, никогда не теряя готовности к действию. Такой своевременный и правильный ответ человеческого естества необходим для защиты самой жизни. Человек постоянно анализирует окружающую действительность на наличие опасности, сознание готовит автоматический сценарий, как действовать в сложной ситуации. Такое явление называют боевым стрессом, и переживает его значительная часть военных. По возвращении домой психика воина в течение определённого времени всё ещё находится в таком «сверхнапряжённом» состоянии, пытаясь всё контролировать. Человек тогда часто проявляет чрезмерную и обременительную озабоченность мелочами, быстро истощает не только эмоциональные, но и физические ресурсы личности. В результате ветеран становится заложником собственной агрессивности и гнева.

  Военные действия по своей природе довольно травматичны. Часть людей может справиться с пережитым самостоятельно, однако у многих впоследствии может возникнуть посттравравматический стрессовое расстройство (ПТСР). Для лиц, страдающих ПТСР, характерны три основные группы симптомов:

  1. Повторное переживание травмы. Речь идёт о навязчивых воспоминаниях, которые кажутся не поддающимися контролю, ночные кошмары, а также внезапные и сильные вспышки переживаний из прошлого, которые заставляют людей чувствовать себя так, будто они снова и снова проживают травматическое событие. Внешние факторы могут усилить такие переживания.

  2. Побег. Опыт боли не позволяет воину вспоминать пережитое и думать о том, что произошло, – это может его сильно огорчить. Поэтому бывшие участники боевых действий нередко держатся в стороне от людей, мест, вещей, которые могут оживить мучительные воспоминания. Находясь среди людей, они испытывают оцепенение или отвержение. Некоторые из них прибегают к употреблению алкоголя или наркотических средств, чтобы притупить боль и спрятаться от навязчивых воспоминаний.

3. Физический стресс. Отдельным ветеранам, к сожалению, ещё долго приходится искать особых путей преодоления бессонницы, постоянного раздражения и гнева, у них трудности с сосредоточением внимания и ощущение настороженности.

  Агрессивность становится механизмом самозащиты от разрушенного опытом войны мира и становится неизбежной угрозой их физическому и психическому здоровью. Кроме того, это негативное чувство может превратиться для наших ветеранов в ловушку, что позволит разным политическим силам использовать людей с боевым опытом в собственных целях, несмотря на достоинство и безопасность последних.

Поведение воинов, формирующееся при таких обстоятельствах, требует внимательного взгляда в глубины человеческого сердца, чтобы там в свете веры заметить отблеск Божьего образа, а затем помочь и израненному человеку увидеть в своей жизни источник надежды. Вера в милосердную любовь Божию и отеческое принятие и прощение помогают человеку примириться с собственной историей и получить исцеление от разрушительного безудержного гнева и агрессивности. Внедрение в повседневную жизнь практики ежедневной молитвы, регулярных бесед с выбранным духовником и участие в благотворительных мероприятиях Церкви могут поддержать бедных и уязвимых членов общества, помочь ветеранам остановить проявления агрессивности, стать более внимательными к близким, воспитывать в себе сострадание к другим и проявлять его в милосердном и заботливом отношении к людям, почувствовать себя хорошими гражданами своей земной Родины.

От боли утраты к деятельной памяти

  Пророк Исаия особым образом подчёркивает горе потери в жизни человека. В библейской истории Слуги Господня потеря прямо связывается с насилием, с жестокой силой, что врывается в человеческую судьбу, лишая его самого важного – Божьего дара жизни и живых связей с другими людьми. Смиренный Праведник принимает эту боль сознательно, отдавая себя в жертву для искупления многих. Он страдает, но с глубоким личным осознанием того, что с ним происходит. Его боль наполняет содержанием не только его жизнь, но и его смерть. Даже если у других создаётся впечатление о Его окончательном поражении, пророк настаивает, что речь идёт о настоящей победе. Слуга Господень хорошо понимает, зачем Он теряет и зачем становится потерей для других.

  Едва ли не самой большой болью военных становится ощущение потери боевых побратимов. Совместно пережитые вызовы фронтовой действительности объединяют их, создавая мощные эмоциональные связи. Смерть близкого человека вызывает целый ряд разнообразных личностных состояний: бессилие, сжатие горла, ощущение пустоты, сильная психическая боль и тому подобное. У части людей, которым очень трудно справиться с потерей близкого человека, развивается осложнённая реакция утраты. При этом человек сильно тоскует по погибшим, чувствует боль или постоянно думает об обстоятельствах смерти. Ему сложно поверить в смерть близкого человека, он винит себя в этой трагедии или избегает воспоминаний о павшем. Военнослужащий иногда и сам желает умереть, уединяется, перестаёт доверять другим и теряет смысл жизни.

Чтобы пережить время горя, необходима особая Божья благодать и поддержка, а также значительные усилия со стороны близких людей. Период траура может иметь разную продолжительность. Это время помогает найти себя после потери. Возвращаясь к привычному образу жизни, принимая боль, человек учится жить по-новому. Страдания требуют соответствующего толкования их смысла и чьего-то любящего присутствия. Необходимо обеспечить определённое равновесие: не развивать в семье погибшего чрезмерное сожаление, не ранить, а с другой стороны – не умалять их большую боль и страдания. В период траура важнейшая задача – просто быть рядом. Особую силу исцеления имеют поминальные молитвы за наших защитников. Священнику, как доброму пастырю, следует уделять семьям погибших воинов больше внимания, находиться с ними на связи, объединять общество для их поддержки, давая тем самым свидетельство, что их жертва не является напрасной, что их потеря имеет искупительный характер. Чтобы человек в скорби направлялся в глубокую духовную целостность, стоит поделиться с ним опытом молитвы на чётках. В такое время Иисусова молитва может быть крайне полезной для душевного исцеления человека. Боль утраты близкого насильно врывается в жизнь человека. Память о дорогих сердцу людях должна побуждать желание к искреннему служению другим, чтобы мир, о котором мечтали их родные, когда-то стал действительностью.

В духовном сопровождении таких лиц надо обращать особое внимание на фигуру воскресшего Спасителя, который сопровождает своих учеников по дороге в Эммаус. Его верное присутствие в их опыте потери, его толкование в свете веры недавних трагических событий и то, как он делится собой в таинстве преломления хлеба, позволяет им преодолеть глубокую боль и стать свидетелями Воскресения Христова.

От склонности к самоубийству – к надежде

  В своих душевных и телесных страданиях Слуга Господень воспринимает жизнь как сплошную боль, как источник Его испытаний. Даже в образе Его смерти, который подаёт Исаия, Он как бы отделён от своего народа, как преступник Божьего закона. Изоляция теперь становится окончательной. Одиночество, вызванное душевной болезнью, превращается в непреодолимое состояние, лишённое, казалось бы, даже Божьего присутствия. Склонность к полному и окончательному отделению себя от жизни в сообществе и от самого Источника бытия, как результат намерения уйти от боли существования, может также быть частью суицидальных намерений.

  Опасность самоубийства в условиях ПТСР особенно возрастает, когда воин считает, что ценности, которыми он жил во время своего пребывания в районе боевых действий, никому больше не нужны, и он остаётся наедине с обществом, которое его не понимает. Такому человеку необходима протянутая рука друга. Искренние дружеские отношения возвращают воину чувство собственного достоинства и значимости. Круг единомышленников, разделяющих его ценности, составляет среду личной безопасности.

Пастырь в таком случае становится лицом, которое может опередить, предупредить угрожающие обстоятельства. Результаты исследований показывают, что большинство людей, которые совершают самоубийство, на самом деле не хотят умирать. Цель суицида – бегство от угроз реальности и освобождение от тяжёлой душевной боли. Поэтому почти все люди перед тем, как совершить самоубийство, определённым образом «предупреждают» кого-то о своих намерениях в надежде получить поддержку и помощь путём общения. Искренние разговоры с людьми об их суицидальных мыслях или поведении становятся очень важным шагом в предотвращении самоубийства. Нужно позаботиться о безопасности этих лиц, чтобы об их намерениях знало как можно больше близких, – от этого растут шансы на спасение.

  Среди факторов, которые могут способствовать развитию у лица склонности к самоубийству, можно определить проблемы в межличностных отношениях, недавно пережитый кризис, опыт злоупотребления вредными химическими веществами (алкоголь, наркотические средства), проблемы с физическим здоровьем или финансовым обеспечением, потерю работы или жилья. Для заблаговременного выявления признаков риска совершения самоубийства необходимо обратить внимание на некоторые проявления поведения человека: например, разговоры о желании умереть и совершить суицид, попытки поиска информации и средств для его совершения, мысли об отсутствии надежды и причин жить дальше, о чувстве безысходности или невыносимой боли, тревога по поводу отягощения других собственным присутствием и хлопотами. Сопровождают тревожные проявления поведения радикальные колебания в настроении, самоизоляция, чрезвычайные проявления гнева и громкие заявления о мести, значительное беспокойство, большое употребление алкогольных или наркотических веществ.

  Поняв намерение воина совершить самоубийство, нельзя оставлять его в одиночестве. Следует ограничить ему доступ к любому оружию или другии потенциально опасным средствам, включая медикаменты. Нужно предложить свою поддержку: иногда можно предотвратить трагедию лишь присутствием, вниманием и желанием выслушать. Необходимо помнить, что человеку со склонностью к самоубийству нужна помощь психотерапевта или психиатра, компетентного в работе с рисками самоубийства. Важно убедить человека позвонить на бесплатную линию психологической помощи.

  Лучшей профилактикой суицида является воспитание ценности человеческой жизни в сообществе, обучение людей пользоваться духовными ресурсами и жить жизнью с глубоко укоренившимися христианскими ценностями. Прежде всего, нужно позаботиться об атмосфере доверия и связи между членами коллектива. В проповедях следует акцентировать внимание на надежде, как одной из важных богословских добродетелей; говорить о том, что для людей веры безвыходных ситуаций не существует. Особое значение имеют конкретные примеры преодоления трудных жизненных проблем, а также предложение духовных практик, которые усиливают духовную и психологическую устойчивость человека (личные размышления, реколекции, регулярная Исповедь, духовное сопровождение и т.д.). Пастырям следует также позаботиться о предотвращении в их сообществе необоснованных предубеждений и проявлений жестокой дискриминации, которые могут изолировать человека и подтолкнуть его в зону риска.

  Важное значение здесь приобретает просветительская деятельность, распространение профессиональных информационных материалов, совместный просмотр и обсуждение тематических фильмов. Несмотря на это, пастырю, в частности военным капелланам, необходимо всегда быть готовым ответить на ситуацию, возникающую в результате совершения самоубийства. Особое значение в таком случае должен иметь сам способ оповещения родных и близких о трагедии и их молитвенное сопровождение разрешённым и определённым Церковью образом.

Необходимо также определить правильный метод доказательства и объяснения такого поступка, никоим образом не одобряя поведения воина и одновременно не нивелируя заслуг погибшего перед Родиной и не лишая его родных и близких надежды на милосердие Божие. Нельзя забывать и о социальной природе самоубийства и его последствиях для членов семьи. Иногда близкие и родные лица требуют соответствующего внимания ещё на протяжении длительного периода после совершения суицида. Следует позаботиться и об их душевном покое, пригласить в молитвенную группу или в паломничество с личным намерением выпросить для покойного благодати прощения и окончательной очистки по заслугам искупительного страдания самого Спасителя.

Дорога к исцелению

Дорогие наши пастыри, внимательное молитвенное созерцание фигуры Слуги Господня дарит нам возможность понять пути Божьей Премудрости в деле искупления израненного злом человечества. В Его образе перед человеком открываются горизонты личного и общественного исцеления. Мы смотрим на страждущего Праведника, а видим Доктора человеческих душ. Несмотря на все угрозы собственной жизни, Слуга Господень своей смиренной, но уверенной ответственностью превращает человеческое терпение в пространство развития и роста, возможность настоящего воскресения. Автор священного текста отчётливо отмечает, что все испытания, которые выпадают на его долю, Он принимает добровольно, с глубоким осознанием собственной искупительной миссии. В Его фигуре Божья милосердная любовь приобретает чёткие признаки деятельной ответственности за других, осуществляется смиренным и жертвенным служением. Слуга Господень – Христос, наш Спаситель – в своих добровольно принятых страданиях служит человеку, хорошо помня обо всей боли, которая существует в мире. Ответственность, служение и память превращают его личные терпения в орудие искупления многих, а Его раны – в пространство нашего исцеления. Мы исцелены Его ранами, в них ответственность, служение и память о нуждающихся побеждают самоизоляцию, агрессивность, чувство потери и мысли о самоубийстве, сопровождающих человека во время и после войны, а человеческое страдание приобретает особый смысл и может стать источником нашей надежды.

В современной истории драматического конфликта, развязанного вооружённой агрессией Российской Федерации против украинского народа и нашего государства, защитники Украины – сотни тысяч украинских мужчин и женщин – не побоялись взять на себя ответственность за судьбу своего народа, стать на защиту его свободы и достоинства, служить миллионам невинных. Особым источником силы в борьбе для них всегда оставалась память о тех, кто отдал свою жизнь за наше общее будущее. Война оставила глубокие раны в душах многих из них: самоизоляцию, неконтролируемую злость, боль утраты, склонность к самоубийству и тому подобное. Задача священников – приложить максимум усилий, чтобы раны, нанесённые им войной, стали для них местом исцеления.

Война ранит всё общество. Семьи погибших, вынужденно переселённые лица, разбитые семьи, сироты – все становятся заложниками бессмысленной жестокости. Именно поэтому мы должны помогать всему обществу, в разнообразии его измерений, преодолевать причинённые войной раны. Духовные практики нашей Церкви, этика ответственности и заботы об общем благе, ценностное воспитание детей и молодёжи вместе с неустанной молитвой позволяют нам восстановить свои силы и уверенно, заручившись поддержкой Божией, двигаться в Царство вечного мира. Полное излечение требует нашего единства, не мнимой, а настоящей преданной заботы о каждом. Мы призываем наших пастырей прилагать усилия, чтобы украинскому народу сегодня хватило духовной силы прокладывать собственный путь в будущее, чтобы никто не чувствовал отчаяния одиночества и горечи будничных вызовов. Мы обращаемся сегодня к каждому украинскому сердцу в Украине и на поселениях не поддаваться усталости и разочарованию, а уверенно поддерживать тех, кого особым образом разбила война.

Раны на теле невинного Праведника становятся пространством исцеления не только для отдельных лиц, но и для всего общества. Они учат ответственному служению друг другу, способному дарить жизнь. Помощь участникам боевых действий и их семьям должна быть направлена от проблем, вызванных травматическим опытом, к посттравматическому росту. Это действенная поддержка позитивных изменений, происходящих в жизни человека, как например: переосмысление своего места в мире, умение больше ценить жизнь или появления чувства благодарности по отношению к людям, изменение жизненных приоритетов, обогащение духовного опыта, проявление гражданских инициатив и тому подобное. Важно помочь человеку избавиться от чувства одиночества и осознавать себя и в дальнейшем защитником своего народа, служителем его миру и благополучию.

  Следующий шаг – попытка выяснить, что происходит с человеком и какая помощь нужна. При этом надо помнить, что основа поддержки – это выстраивание доверия. Часто воин боится завязывать глубокие дружеские отношения с теми, кого может завтра потерять в бою и испытать новую адскую боль. Отношение к бойцу с уважением и почтением к его достоинству поможет восстановить это доверие, а затем – и чувство безопасности. Там, где военный будет чувствовать себя принятым, осознает, что его служение важно для священника и сообщества, – он сможет открыться. Если он злоупотребляет алкоголем или прибегает к другим разрушительным способам преодоления травматических воспоминаний, следует объяснить ему, что такие действия лишь усиливают страдания.

Ограничения жизненного пространства и отказ от привычной активности и круга общения вызывают депрессию и тревожные расстройства. Вытеснение из памяти в подсознание травматического события провоцирует и усиливает симптомы ПТСР. Эмоциональная отстранённость и социальная изоляция приводит к конфликтам в семьях, разрушает отношения. Злоупотребление алкоголем и употребление наркотиков полностью меняют личность и вызывают зависимость. Поиск спасения в сомнительных общинах, практиках, сектах и ​​обращение к мошенникам могут обернуться обострением симптомов и общим ухудшением состояния. Пастырям следует избегать чрезмерных расспросов о травматическом опыте. Обязанность их – развивать необходимые навыки и работать над повышением своей компетентности, чтобы, служа людям, которые пережили травматический опыт, самому не травмироваться их рассказами.

Военные, которые возвращаются из района выполнения боевых задач, и члены их семей нуждаются в комплексной реабилитации: психологической, духовной и физической. Отвечая на потребности времени, УГКЦ использует опыт духовно-психологического возрождения. Этот опыт показывает, что военные, медики и приходские священники вместе со специалистами психологической службы давно стали настоящими партнёрами в борьбе за душевное здоровье военных и их семей. Пастырь посредством Таинства Исповеди помогает человеку примириться с Богом, оставить в Его руках прошлое и упорядочить настоящую жизнь. С этой целью в монастырях и паломнических местах проводится духовно-психологическое восстановление для военнослужащих, вернувшихся из зоны АТО / ООС и их семей, для родственников погибших и военных медиков. Создаются группы взаимной поддержки лиц, переживающих последствия войны. Для детей военнослужащих проводятся летние лагеря по специальным восстановительным программам, где с ними работают психологи и духовники. На сегодня эти группы возрождения не многочисленные и требуют немалых усилий для эффективного функционирования. Однако они часто становятся местом личной встречи с Христом и возможностью для роста в родственных отношениях. Рекомендуем приумножать и полностью использовать все эти возможности, которые предоставляет Церковь-мать.

  Дорогие собратья в Христовом священстве! Переживая время пандемии, вызванной коронавирусной инфекцией, наш народ был вынужден открыть ещё один фронт – борьбу с незаметным невооружённому глазу смертоносным врагом. На передовой этой борьбы стали наши медицинские работники. Они, как настоящие воины, рискуя своим здоровьем и даже жизнью, защищают нас всех от смертельной опасности. И, как настоящие воины, становятся уязвимыми к большому количеству угроз не только физических, но и душевных. Поэтому всё вышесказанное касается непосредственно и этих наших защитников, их родных и близких и напоминает нам об обязанности духовного окормления и о духовном арсенале, которым мы можем воспользоваться, чтобы помочь Господу исцелить их раны.

Равнодушие и нечувствительность к боли наших братьев и сестёр может смертельно ранить всё общество. Наша Церковь не устаёт призывать своих верных к деятельной памяти и ответственному служению. Таким образом, мы становимся исполнителями заповедей Христовых и носителями благодати Божией, способной исцелить народ. Раны наших защитников – призыв к каждому украинскому сердцу не стоять в стороне. Сегодня нам необходимо найти в себе достаточно мужества, чтобы стать Божьими помощниками в процессе преодоления ран войны, а затем и самим получить исцеление от своих тревог и болей, от страхов и сомнений, от равнодушия и разочарований. Обязанность пастыря – знать каждого воина в своём приходе, который пришёл с войны, и каждую семью, подвергшуюся боли утраты. Он также несёт ответственность об углублении своих знаний по оказанию духовной опеки пострадавшим в результате войны.

Без бережного приходского священника Церковь не сможет помочь своим детям. Без внимательного духовного проводника израненные войной не смогут принять участие в программах духовного возрождения, психологического сопровождения, которые внедряются соответствующими структурами УГКЦ.

Воину необходимо понять, что его дорога к исцелению коренится в глубоких внутренних ценностях – таких как ответственность, служение и память. Его Церковь сегодня ждёт его, чтобы предложить путь к исцелению, что именно здесь, участвуя в Таинствах и вопользовавшись положенным духовным сопровождением, он может прийти к Источнику жизни, к более близкому знакомству с Христом и в Нём пережить целебное посещение Святого Духа и восстановить в своём сердце радость в надежде на Воскресение.

Чтобы найти ответы на самые сложные вопросы, связанные с преодолением боли и последствий войны, пастырь должен пристально всматриваться взглядом веры в фигуру страждущего Праведника, который на своём примере демонстрирует путь к переосмыслению страдания, к преображению израненного человеческого сердца и всего общества. В области восстановления израненного войной украинского народа сегодня очень многое зависит от приходского священника.

Пусть Пресвятая Богородица, Всемилостивая Мать милосердного Бога, возьмёт наших священников под свой ласковый покров в их преданном служении, направленном на лечение ран войны. Благодать Святого Духа, Утешителя и Целителя, пусть заслугами нашего Спасителя коснётся каждого раненого войной сердца, даруя ему мир и надежду.

 

От имени Синода Епископов

Киево-Галицкого Верховного архиепископства

† СВЯТОСЛАВ

 

Дано в Киеве,

при Патриаршем соборе Воскресения Христова,

в день Святого отца нашего Мартина Исповедника, папы Римского,

27 апреля 2020 года Божьего


ПУБЛИКАЦИИ

Проповедь Блаженнейшего Святослава в день праздника Воздвижения честного и животворящего Креста28 сентября

Сегодня Христова Церковь празднует один из самых больших праздников в году – Воздвижения честного и животворящего Креста....