«Есть ощущение, что и миряне, и духовенство ждали епископа, они открыты и готовы к сотрудничеству», – владыка Иван Кулик

суббота, 14 марта 2020, 13:46
Конец прошлого – начало нынешнего года для УГКЦ были временем назначения и интронизации сразу нескольких епископов в Украине и за её пределами. Церковь готовится к новым вызовам, а, следовательно, нуждается в обновлении – в частности, и кадровом. В студии «Воскресение. Живое радио», в программе «Добрый разговор» с Тарасом Бабенчуком, владыка Иван Кулик, епископ Каменец-Подольский, рассказывает о первых месяцах служения в новом статусе, о своём пути к призванию и опыте служения в Риме.

– Владыка Иван, вы возглавляете Каменец-Подольскую епархию всего несколько месяцев. Поделитесь первыми впечатлениями о вашем служении на новом месте и в новом статусе. Это тем более интересно, что в епархии, созданной в 2015 году, до недавнего времени не было епископа...

– Да, проходит второй месяц моего служения в Каменец-Подольской епархии, престол которой расположен в городе Хмельницком. Этот опыт – и практической жизни, и служения – для меня новый и необычный: фактически 20 лет я был вне Украины, жил в Италии, там совсем другая специфика служения, поэтому многим вещам нужно учиться заново. Но Бог даёт силы делать первые шаги: есть первые встречи, посещение приходов, чтобы узнать епархию, людей и священников...

– Как восприняла вас Хмельницкая область – прихожане, духовенство, местные власти? Ведь особенность этой епархии в том, что до сих пор ее возглавлял и администрировал митрополит Тернопольско-Зборовский владыка Василий Семенюк, но его двор размещается в Тернополе. То есть вы фактически первый епископ в этой епархии, который находится там постоянно...

– Первые впечатления очень хорошие: есть ощущение, что и люди, и духовенство ждали епископа, они открыты и готовы к сотрудничеству и созданию прочной структуры Каменец-Подольской епархии. Так, владыка Василий долгое время занимался этими территориями, но чувствуется, что было желание, чтобы епископ был на месте, чтобы присутствовал в жизни епархии ежедневно. У меня уже состоялись встречи с руководителями области, с мэрами городов Хмельницкого и Каменец-Подольского... На Крещение была большая служба и освящение воды в Южном Буге – это был хороший опыт совместной молитвы за город при участии и горожан, и представителей других конфессий...

– Кстати, священники других конфессий присутствовали и на вашей хиротонии. Были уже встречи с епископами – в частности, православными на тему сотрудничества?

– Да, перед Новым годом состоялась совместная встреча представителей всех конфессий, которые есть в Хмельницкой области. Это была инициатива председателя облгосадминистрации, назначенного на эту должность в конце прошлого года: таким образом он хотел познакомиться со всем духовенством. Стоит отметить, что в области достаточно давно существует такой формат, как духовный совет – постоянные встречи и обсуждения актуальных вопросов представителями различных конфессий. Такая встреча уже была по моей инициативе и желанию познакомиться со всеми, поэтому мы ее организовали при нашем кафедральном соборе Рождества Пресвятой Богородицы в Хмельницком.

– Вы долго служили в Риме, но родились на Тернопольщине. Близость к этой территории, здешнее корни, наверное, тоже имеют значение в вашем служении? Вы как-то рассказывали, что для вас очень важно, что Вы родились недалеко от Зарваницы и с детства приходили к этому месту на молитву...

– Да, моё родное село Переволока – в 15 километрах от Зарваницы, и моё призвание и духовная жизнь тесно связано с этим местом. Мы с бабушкой часто ходили туда на богомолье, я любил там бывать. Возможно, само пребывание в этом месте и молитва там сформировала мою дальнейшую жизнь. Позже я поступил в Тернопольскую духовную семинарию, и это тоже было тесно связано с Зарваницей...

– Вы учились в разных духовных заведениях – в Тернополе, в Люблинской семинарии, откуда вышла целая плеяда греко-католических священников 1990-х годов, затем – в Риме. Вспомните какие-то яркие моменты со времён учебы и формирования вас как священника...

– Моё священническое образование началось с города Черткова, где была так называемая дьяковско-регентская школа, ныне это – дьяковская катехизическая академия им. Блаженного Григория Хомишина. Эта школа очень много дала мне в моём духовном призвании – в углублённом изучении литургического пения и церковного устава. Затем был год обучения в Тернополе, а после, по благословению тогдашнего ректора семинарии, а ныне митрополита Василия Семенюка, я продолжил обучение в Люблине. Это был 1998 год, философско-богословское образование в Украине только становилась на ноги, поэтому многие студенты ехали на учёбу за границу. А Люблинская семинария имела долгую историю и большой опыт, она развивалась даже при коммунистическом режиме... Там было интересно – и обучение, и общение с польскими семинаристами, и познание другой страны и ментальности. Всё это расширяло кругозор, давало объёмное видение многих вопросов и ценный для меня опыты для формирования как человека и священника...

– Кстати, о Тернопольщине, где во времена подполья УГКЦ действовала подпольная семинария и жили очень важные для Церкви личности – как владыка Павел Васылык. Вы ещё застали, коснулись тех, кто действовал в подполье?

– Сам я это не очень помню, был совсем маленьким, но родные рассказывали, что владыка Павел как подпольный священник часто посещал наше село и другие города и сёла в Бучачском районе, ездил во Львовскую и Хмельницкую области. Лично я познакомился с владыкой, когда мне было десять лет, в 1989-ом. Церковь выходила из подполья, а в нашем селе было два храма, но оба – в собственности православной общины, и тогда греко-католики начали своё служение под открытым небом, на территории местного кладбища. И вот приехал владыка Павел служить там Литургию – мне было интересно, возможно, впервые в жизни увидеть епископа, такую настоящую Литургию и даже немножко прислуживать на ней. И это было чем-то чрезвычайно впечатляющим для меня. Помню те пламенные проповеди владыки Павла – и патриотические, и глубоко духовные. Возможно, и своё призвание связываю с теми событиями и временем, потому что с тех пор постоянно приходил на молитву и Литургию, начал читать Апостол в храме. Поэтому фигура владыки Павла присутствует в моей жизни и призвании...

– Вы учились в Риме и получили лиценциат по патристическому богословию. Почему именно это направление Вы выбрали?

– Патристика, или патрология – наука об отцах Церкви, об их обучении, которое является для нас особенным и очень важным. Отцы Церкви – это люди, жившие в первые века христианства, сразу после апостолов, они пытались передать науку Христа, возможно, самым чистым способом, фактически направлением. Поэтому этот опыт святых отцов, их жизнь и учения стали базовыми для всей христианской Церкви. Их фигуры объединяют различные Церкви, а их произведения являются фундаментом всей духовной церковной науки.

В Люблине и в Риме я имел возможность исследовать жизнь святого Кирилла Иерусалимского, который жил в конце ІІІ века. Моя работа заключалась в изучении понимания Таинства Крещения, Миропомазания и Евхаристии в его учении. Ведь в первые века христианства эти таинства уделялись во взрослом возрасте. Эти три таинства христианского посвящения святой Кирилл описывает очень интересно и глубоко: у него есть так называемые катехизисы, которые он произносил тем, кто готовился к крещению. Моей задачей было показать, как вначале происходили эти таинства и приготовления к ним, которые могли продолжаться три года... Эти опыты ранней Церкви очень ценные для нас сегодня – в возрождении и глубоком переживании нашей веры...

– Не могу обойти период вашего служения в Италии – пять лет обучения и десять лет служения в церкви святых Сергия и Вакха в Риме, сначала администратором, а затем и священником. Эта церковь – небольшая и очень уютная, расположена в доме, она была и остаётся главной церковью нашего экзархата в Италии. В 2000-х произошёл большой наплыв трудовых мигрантов из Украины, который, наверняка, изменил и церковную жизнь...

– Да, мой пастырский опыт начался в Италии в 2005 году: я был уже рукоположён в священники, но продолжал обучение. И, как и все священники, которые приезжали в Рим учиться, временами посещал пастырства – каждую субботу-воскресенье ездил в общины, иногда за несколько сотен километров. В то время в Италии уже было более ста украинских общин и только 30 священников. Поэтому так важно было помогать в пастырстве: отслужить Литургию, исповедать, побыть с людьми.

Это был интересное и важное время – ощущение духовной потребности людей и пастырское желание быть рядом с ними. Ведь специфика итальянской эмиграции и тогда, и, возможно, сейчас – это женщины, которые приехали на заработки, оставив в Украине семьи, и люди, которые попали в совершенно другую языковую и культурную среду, часто без документов. И Церковь становилась для них центром и средоточием не только духовной, но и моральной, и психологической поддержки...

– Расскажите больше о церкви святых Сергия и Вакха, где вы служили до назначения епископом: в чём е  ё историческое значение для УГКЦ?

– Историчность её заключается в том, что это, возможно, самый старый украинский храм за пределами Украины. Когда в 1595 году была подписана Брестская уния между Киевской митрополией и Апостольской столицей, Киев хотел иметь своего представителя – легата, в Ватикане. Это было согласовано, и, когда в Рим приехал первый представитель Киевского митрополита – Михаил Корсак, Ватикан предоставил эту церковь и прилегающие к ней помещения в распоряжение Киевской митрополии и её представителей. Это было в 1641 году. Церковью занимались отцы-василиане, и на протяжении многих веков она была украинским островком в Италии и Риме. Был период, когда мы её потеряли, но благодаря патриарху Иосифу Слипому, который в 1963 году вернулся из Сибири в Рим, её удалось вернуть УГКЦ. Благодаря патриарху Иосифу в 1970 году был создан и приход УГКЦ в Риме, и таким образом юридически зафиксировано украинское присутствие. Тогда, в 1970-е годы, украинцев в Риме было немного – семинаристы, священники, которые приезжали на учёбу, немногочисленные эмигранты. Но патриарх Слипой был таким авторитетом, что Ватикан позволил ему создать персональный приход. Для понимания этого веса и авторитета Иосифа Слипого: в 2000-е годы, когда появилось много украинских общин (это были капеллании при римо-католических храмах), украинцам было очень трудно найти понимание у итальянских епископов и получить разрешение на создание прихода, несмотря на большую потребность в этом.

Историчность этой церкви ещё и в том, что при ней была коллегия, где проживали священники, которые приезжали в Рим на учёбу. Ещё до Второй мировой войны там жили Емельян Ковч и Николай Чарнецкий, провозглашённые блаженными священномучениками. Первым настоятелем этого храма в 70-х годах, после его возвращения УГКЦ, был Блаженнейший Любомир Гузар. Позже многие годы его настоятелем был о. Иван Музычка – священник, богослов, писатель, ректор Украинского католического университета им. св. Папы Климента в Риме.

– Теперь церковь святых Сергия и Вакха является кафедральной экзархата УГКЦ в Италии, созданного в прошлом году. Расскажите о своём десятилетнем служении именно в ней и в целом – об УГКЦ в Италии...

– Как я уже рассказывал, Церковь в Италии – это не только духовная среда, хотя это – прежде всего, но и место встречи людей, место, где можно найти разного рода поддержку и помощь. То, что всегда придавало силы в служении, – понимание, что Церковь должна быть с людьми, которые в ней нуждаются, ищут дорогу к Богу и поддержки на этом пути. Это особая духовная работа для человека на чужбине – потребность молитвы и исповеди, стремление, чтобы его выслушали и услышали.

Второй момент – социальное служение Церкви. При приходах священники организуют встречи, связанные с юридическими вопросами, чтобы объяснить людям их права и возможности, разъяснить законы Италии и др. Также при церквях есть курсы итальянского языка, возможность медицинского обследования и помощи, поскольку не все могут обратиться в больницу. И, конечно, украинцы-эмигранты отмечают праздники, связанные и с национальными датами, и с церковными, именно в приходах. Эти празднования отличаются от Рождества или Пасхи в Украине, как и переживания воскресного дня: люди часто приходят в церковь на целый день, остаются там до вечера на катехизацию, для общения. Большинство не имеет своих домов, поэтому домом становится храм. Особыми являются и Рождество, и Пасха, которые действительно стали большим семейным праздником. На Сочельник у нас всегда собиралось до 500 человек, был общая ужин, коляда, мы могли быть вместе, молиться, общаться и так друг друга поддерживать...

– Напоследок вопрос о создании экзархата в Италии как отдельной структуры. Насколько важно, чтобы УГКЦ была официально признана и принята в итальянском обществе?

– То, что провозгласили экзархат, означает, что уже есть определённая структура Церкви. Провозглашение прихода, экзархата или епархии свидетельствует о том, что для этого есть основания и определённый рост, развитие. За те почти 16 лет, что я был в Италии, я собственными глазами видел, как развивалась наша Церковь, наши общины и служение. То есть УГКЦ подошла к моменту, когда вся эта деятельность требовала организации в определённую структуру. Это важно, потому что когда есть экзарх, будет и епархия, а позже и правящий епископ. Это даёт больше возможностей помогать в служении и священникам, и нашим людям там.

Конечно, у Церкви много трудностей, но имея такую ​​структуру, можно глобально отвечать на вызовы и проблемы, которые переживают и Церковь, и люди. Сейчас уже во многих семьях дети родились в Италии и немало людей, которые там останутся. Нам надо думать, как сохранить это украинское сознание и идентичность. И Церковь как структура может и должна принимать в этом активное участие.

 

reradio.com.ua


ПУБЛИКАЦИИ

«Быть человеком! Простота, человечность и мудрость Блаженнейшего Любомира», – владыка Богдан в проекте «Семь штрихов к портрету»22 октября

«Быть человеком! Простота, человечность и мудрость Блаженнейшего Любомира Гузара».Владыка Богдан Дзюрах, Секретарь Синода Епископов...