Глава УГКЦ: «Прощаем и просим прощения» – рецепт спасения объединённой Европы

четверг, 07 декабря 2017, 13:56
5 декабря во Львове, в главном корпусе Львовской политехники, состоялась встреча Главы УГКЦ Блаженнейшего Святослава с академическим сообществом и студенческой молодёжью. Темой встречи стала дискуссия о состоянии дел в нынешних украинско-польских отношениях. Об этом сообщает корреспондент ИА ZIK.

Сотни людей – студенты, преподаватели, аспиранты, профессора и представители львовской интеллигенции – собрались в актовом зале главного корпуса Львовской политехники, чтобы послушать выступление Блаженнейшего Святослава по случаю тридцатилетия начала украинско-польского церковного примирения.

Глава УГКЦ начал своё выступление с того, что украинско-польские отношения сейчас болезненная и важная тема, которую по-разному обсуждают и понимают в Киеве, Варшаве и Львове.
Приводим отрывки из выступления Блаженнейшего Святослава.

Политики и чиновники страдают близорукостью
Наша украинская община в Польше неоднократно мне говорила, что украинцам в ​​Польше так тяжело, как сегодня, не было уже давно. Люди, которым уже по 50 лет, не помнят такого тяжёлого общественного момента в отношениях двух стран. Политики между собой полемизируют, дипломаты используют каждый раз агрессивную риторику. Но слушая эту всю полемику, я всегда себя спрашиваю: «А что я могу сделать при таких обстоятельствах как украинец и, прежде всего, как христианин? Что мы можем сделать как христиане, как украинцы?»

Мы смотрим другими глазами, чем политики или государственные чиновники, на эту проблему. Ведь политики и чиновник страдают близорукостью. Живут ближайшими выборами и используют память о прошлом и боль народа в своих краткосрочных властных целях. Это происходит как в Польше, так и в Украине.
Мы как Церковь, как христиане имеем от Бога дар смотреть далеко в прошлое и будущее. Именно мы вместе можем усмотреть нечто такое, чего не замечает наши политиканы.

Говоря об украинско-польских отношениях, мне особенно бросилось в глаза, что в последнее время никто не вспоминает и не говорит о роли Церкви в отношениях между украинским и польским народами. Возможно, это намеренно? Ветер секуляризации пытается устранить Церковь из общественного дискурса, сделать её немой, не дать ей возможности говорить, не дать возможности формировать ценности народа. Это одна из проблем, что нам не хватает памяти в нашем диалоге. Не ждите от меня политических заявлений, не спрашивайте дипломатических рецептов – я не знаю таких... Я расскажу вам об истории церковного примирением между Украинской и Польской Церквами».

Прощаем и просим прощения
В этом году исполняется историческая дата – тридцать лет примирения между украинским и польским епископатами. Это произошло в Риме 8 и 17 октября в 1987 году. Тогда собрались, с одной стороны, – наш украинский епископат (Украина была ещё за так называемым железным занавесом, поэтому епископов из самой Украины не было). С другой стороны – приехал почти весь епископат из Польши, они могли тогда свободно выезжать в Рим. Возглавлял делегацию с нашей стороны Блаженнейший Мирослав Любачивский, а с польской – примас Польши Глемп. Эта историческая встреча происходила под вдохновенным руководством папы Иоанна Павла II. Именно тогда прозвучали слова, ставшие ключом, лозунгом, возможно, даже лечебным рецептом: «Прощаем и просим прощения».
Это было начало. Потом было много других встреч. В 2005 году под руководством Блаженнейшего Любомира был сделан шаг ещё дальше. Под воодушевлением этими словами и событиями во время визита папы Иоанна Павла II в Украину формула примирения прозвучала также в литургическом процессе. Тогда в Варшаве десятки тысяч поляков во время Литургии ответили на призыв к примирению, который прозвучал во время Таинства Евхаристии, единственным словом: «Аминь», что означает «Пусть будет».
Подобная акция прошла и во Львове, на Сыхове. Тогда большая делегация приехала к нам из Польши, и тоже в литургическом, евхаристическом ключе (а Евхаристия – это Тело Христово, высокий знак примирения и объединения между людьми и Богом) десятки тысяч львовян-украинцев ответили на этот призыв к примирению тем же словом: «Аминь».

Три шага европейского примирения
Движение, которое начал и активно поддерживал папа Иоанн Павел II, было глубоким европейским движением примирения. Ведь украинско-польское примирение не является каким-то обособленным действом от других подобных действ в Европе. Это логичный шаг вперёд, к единению Европы, особенно после трагических событий Второй мировой войны. По моему мнению, украинско-польское примирение – это третий шаг, чтобы объединённая Европа имела основание быть единой. Сейчас объясню, почему.

Начал этот процесс примирения французский и немецкий народы сразу после Второй мировой войны. С одной стороны, был француз Роберт Шуман, ревностный католик, а с другой, немецкой стороны – Конрад Аденауэр. Именно эти два человека возглавили и начали глубоко христианский мотив – примирение обоих народов, и это стало началом единства всей Европы.

Продолжило этот процесс немецко-польское примирение. Но это были совершенно другие обстоятельства. Польша и Германия, де-факто, были по разные стороны цивилизационного рубежа. Железный занавес раздирал единое тело Европы. Европейский Союз как проект мира, чтобы больше никогда в Европе не было войн, по мнению тогдашних католических епископов, надо было двигать на Восток. В марте 1965 года на заключительной сессии Второго Ватиканского Собора, когда епископы Польши были диссидентами в своей стране, именно они, поляки, как жертвы немецкого нацизма и всех зверств Второй мировой войны, впервые написали письмо примирения немецкому епископату – «Прощаем и просим прощения». Польские епископы шли против течения тогдашней власти. Потому что сразу на них набросилась коммунистическая пропаганда.

Одним из инициаторов этого примирения был архиепископ Карл Войтыла, будущий Папа Иоанн Павел II. Среди подписантов письма с немецкой стороны был архиепископ Йозеф Ратцингер, позднее – папа Бенедикт XVI. Это те люди, которые могли стать над тем бурным, жестоким настоящим, в котором им довелось жить. Их христианская идентичность дала им возможность смотреть гораздо дальше, чем делали это тогдашние политические деятели.

Иоанн Павел II – отец, в христианском смысле, объединённой Европы. Нужно помнить и о роли Папы на этом втором этапе примирения, польско-немецком, чтобы понять его значение в третьем – польско-украинском. Поляки и украинцы прошли трагические события после двух украинско-польских войн ХХ века со своими образами. Для того чтобы исцелить память польского и украинского народов, чтобы мы могли жить в едином европейском культурном христианском пространстве, Иоанн Павел II вёл нас к примирению.

Искать то, что объединяет, а не то, что противопоставляет
Я помню 2013 год. В том году польское общество вспоминало годовщину Волынской трагедии. Началась тогда антиукраинская истерия. И мы вместе с нашими митрополитами по приглашению тогдашнего президента Польши провели официальный визит в Варшаву. Мы ещё раз подписали документ примирения между украинцами и поляками, всё было публично и онлайн, все крупнейшие телеканалы Польши это показывали. Это был ещё один шаг к примирению.

Но, знаете, наверное, мы тогда переоценили наши достижения. Уже в начале 2016-го почувствовали, что с приходом новой политической силы к власти ситуация стала ухудшаться. Не хочу осуждать кого-то, я хочу действовать в логике святого папы Иоанна Павла II и искать то, что объединяет, а не то, что противопоставляет или разделяет нас.

В 2016 году я был приглашён на одну официальную встречу в город Гнездо. Тогда праздновали 1050-летие Крещения Польши. В своём выступлении я пытался напомнить польскому интеллектуальному миру все моменты единения и примирения, призвал не делать ничего такого, что бы одним росчерком пера могло разрушить десятилетия польско-украинского примирения.
Но тогдашние представители власти сказали мне, что всё это хорошо понимают, но у них есть свои обязательства перед своей политической силой. Мне тогда было очень горько. Когда я вернулся в Киев, то пытался разбудить общественность, сохранить если не на политическом, то на общественном уровне этот диалог примирения между обеими странами.

Наша инициатива была поддержана различными Церквами, деятелями культуры и известными политиками. Мы тогда написали открытое письмо к польской общественности. Важно, что мы получили ответ от польской общественности, которая заявила, что не хочет конфронтации, потому что это губительно для обоих наших народов. Однако в том же 2016 году польский Сейм признал Волынскую трагедию геноцидом против польской нации, что повлекло дальнейшую конфронтацию между странами.

К сожалению, общие документы, что мы подписываем, остаются на бумаге, потому что мы думаем, что, подписав это, мы автоматически решаем дело. Однако это не так. Поэтому я предлагаю, чтобы мы сделали всё, чтобы христианский призыв, который построил и может снова спасти объединённую Европу, был не только хорошей цитатой, а частью нашей современной культуры, нашего образа жизни, действия для каждого украинца и для каждого поляка. Чтобы это стало своеобразным антидотом против разного рода ядов, которые впрыскивает враг Украины и Европы, пытаясь разжечь войну противостояний, разделов, бередя раны прошлого европейских народов.

Поверьте мне, для того чтобы сегодня мы, украинцы, стали спасителями объединённой Европы, мы должны оставаться христианами, быть верными духовному завещанию папы Иоанна Павла II: «Прощаем и просим прощения». Поэтому, когда в Риме мы отмечали тридцатилетие примирения и молились на могиле папы Иоанна Павла II, я торжественно провозгласил этого святого покровителем украинско-польского примирения. Это дело очень важно для всех нас.

Рецепт спасения Европы
Миграция – не только украинская проблема. Как мне рассказали, половина хорватов покинула свою страну. Большая часть врачей Венгрии выехали из страны. О подобной ситуации рассказали литовцы: их тоже много уехало. Это небольшие нации, и когда выезжает 2-3 млн, то половина населения покидает свою страну. Это, возможно, элемент современной глобальной культуры, потому что всё движется: идеи, деньги и люди. Но когда мы говорим о миграции украинцев в мире, в частности, в Польшу, то видим большую проблему.

Кто-то говорит об 1 миллионе 200 тысячах украинцев в Польше, кто-то – о 2 миллионах, а то и ещё больше... Многие из этих людей легко отказываются от своих корней и даже стесняются в Польше признаваться, что являются украинцами. Они теряются, теряют достоинство. Даже если кто-то из них имеет возможность идти в украинскую церковь, то выбирает польский костёл. Мне как главе Украинской Церкви стыдно и обидно за это.

Эта формула – «Прощаем и просим прощения» – не только бальзам, который лечит раны прошлого, но, по моему мнению, и рецепт спасения Европы от распада во времена гибридной Войны против объединённой Европы. «За нашу и вашу свободу» – этот старый лозунг должен быть одним из элементов пробуждения украинцев и поляков. Поляки должны понять, что без независимой Украины не будет независимой Польши. А украинцы должны понять, что братский союз взаимного прощения и любовь необходимы для того, чтобы Украина выстояла как народ, государство и европейская нация.


Юра Мартынович, ИA ZIK

ПУБЛИКАЦИИ

Десять тезисов от владыки Бориса (Гудзяка) о целостности лидера 14 декабря

Из лекции «Ценности и целостность лидера», организованной Институтом лидерства и управления УКУ 11 декабря 2017 года в рамках программы...

АНОНСЫ