"Морально осиротела Украина". Почему смерть епископа Украинской греко-католической церкви Любомира Гузара – потеря для всей страны

четверг, 08 июня 2017, 12:18
В среду на 85 году жизни скончался епископ Украинской греко-католической церкви Любомир Гузар. Причиной смерти религиозного деятеля, как сообщает пресс-служба УГКЦ, стала тяжелая болезнь.

Кардинал Любомир Гузар родился во Львове в 1933 году, когда Галиция еще входила в состав Польши. В 1944 семья будущего предстоятеля решила уехать: сначала в Австрию, потом – в США. Следующие 20 лет он учился в американских духовных школах католической церкви, стал священником, преподавал семинаристам, окормлял приходы украинской диаспоры.

В 1969 отец Любомир переехал в Рим, где к этому времени сформировался административный центр притесняемой в Украине ГКЦ. В Риме Гузар принял монашество, был близким соратником главы УГКЦ кардинала Иосифа Слипого. В 1977 году, опасаясь того, что в результате репрессий в СССР церковь лишится иерархов, кардинал Слипый тайно и, что важно, без необходимого канонического согласия папы римского рукоположил отца Любомира в епископы. Ватикан не признавал это назначение 20 лет. 20 лет Гузар был, можно сказать, тайным епископом.

На родину Любомир Гузар вернулся в 1993 году, спустя почти полвека после бегства семьи от советской власти. В 2001 епископ Любомир был избран предстоятелем УГКЦ. Вскоре папа Иоанн Павел II возвел его в достоинство кардинала, а через несколько месяцев понтифик приехал с визитом в Украину.

Кардинал Гузар восстановил структуры церкви, перенес свою кафедру из Львова в Киев. Будучи главой УГКЦ, Гузар принимал участие в конклаве 2005 года, который избрал папу Бенедикта. В 2011 году кардинал ушел на покой. Последние шесть лет он жил в скромном монастыре под Киевом, охотно встречался с прихожанами, священниками, журналистами, много писал, проповедовал и очень ждал, когда в его родной стране наступит мир.

О том, каким человеком был Любомир Гузар, Тимуру Олевскому рассказал обозреватель Настоящего Времени Сакен Аймурзаев, лично знавший епископа.

— Мне повезло, я несколько раз [с ним] встречался, последний раз – год назад это было.

— Повезло. Я много раз спрашивал у разных людей, когда происходит что-то яркое в жизни страны, и хочется обратиться к моральному авторитету нации, единому человеку, который за всех бы мог ответить или всем сказать. Часто говорили: "Знаете, в Украине вообще не принято, чтобы были такие моральные авторитеты, хотя нет, вот есть один человек – Любомир Гузар".

— Это правда. Таких людей несколько, но он входил в эту тройку. Надо сказать, такие люди объединены были в одно объединение, оно называлось "Инициатива 1 декабря", правозащитная команда таких старцев, как он. Это были философы и религиозные деятели, но Любомир Гузар в силу своей удивительной биографии и, знаешь, того, что он сохранил в себе Украину, которая была до советской власти, и говорил даже на этом языке с особыми интонациями, употребляя какие-то слова, он был как живой камертон. Действительно, вчера, когда он скончался вечером, много писали о том, что морально осиротела Украина, и уникальность его была в том, что, будучи греко-католическим, католическим иерархом, он не вызывал ни агрессии, ни антипатии у людей, которые не разделяли с ним его веру.

— Какая удивительная церковь и какой удивительный человек, всю жизнь положивший на то, чтобы ее сохранить.

— И 50 лет не живший в своей стране. То есть уехавший еще совсем мальчиком и настолько чувствующий ее и хранящий память о ней, живя в США, в Риме, это основные были места его жизни, что, вернувшись, он мгновенно подключился к своей стране. Знаешь, когда флешка, которой ты не пользовался 50 лет, вдруг заработала, мгновенно.

— Нам надо объяснять нашим зрителям, чем греко-католическая церковь была для советской власти особенно опасной, даже, наверное, опаснее католической?

— Намного опаснее, и эта церковь была практически полностью либо уничтожена, либо была в подполье.

— Потому что это церковь национального языка?

— Национального языка, национальной культуры, европейской культуры и прямая связь с Римом, то есть с центром империализма, то, что тогда считалось не просто грехом – люди, которые имели иерархический статус в греко-католической церкви, почти все были либо убиты, либо сидели в тюрьмах. Православная церковь тоже подвергалась преследованиям, но греко-католики были идейные враги, это те самые бандеровцы и хунта, которых мы наблюдаем сейчас. То есть для советской власти УГКЦ были те же люди, которых сейчас российская пропаганда называет хунтой и бандеровцами. Квинтэссенцией независимости Украины.

Сейчас приходы греко-католической церкви есть и в Донецке, кстати, и в Луганске, несмотря на то, что сложно себе представить эту жизнь там, но они действуют.

— А слово пастыря в чем, как вот принято говорить?

— Знаешь, чем он был удивительным? Все его проповеди и разговоры с ним, все его воспоминания, они были какие-то удивительно простые, в них не было назидания.

И такая внешность у него действительно патриарха, такой Толстой в чем-то даже. И вот такие простые истины, которые были подкреплены всей его очень долгой жизнью. Я близко знал людей, которые кардинала знали еще до возвращения в Украину, и потом, после возвращения первые годы, когда он жил во Львове, он и не думал о том, что станет каким-то большим церковным начальником, и жил простым монахом. И вот что его отличало от многих: он всю жизнь учился – учил языки, учил историю своей страны, историю России, очень она его интересовала, хотя по-русски не мог говорить по понятным причинам, никогда не жил ни в Советском Союзе, ни в России.

— Для него украинский язык – это был единственный славянский язык, который он знал?

— Он знал польский очень хорошо, но родной язык, конечно, украинский. Вообще много рассуждал об Украине как о цивилизации. И я пытался подобрать несколько его таких важных высказываний последних лет, когда уже он не исполнял административных функций, у него было время подумать, поразмышлять, к тому же, надо сказать, последние пять лет он был абсолютно слеп и ничего не видел. Поэтому у такого человека каким-то особенным образом, наверное, мысли рождались.

— Ты в рассказе о его жизни упомянул эпизод его рукоположильной тайне. Греко-католическая церковь непростые отношения сохраняла в XX веке и с Римом?

— Да, это было непросто, особенно непростые отношения были у кардинала и у Иосифа Слипого. Кстати, это фантастическая история, я зрителей наших призываю изучить его биографию, по ней снят замечательный американский фильм. Поскольку Иосиф Слипой был в советском лагере, и в его освобождении принимал участие президент США и папа римский Иоанн XXIII, это одна из неизвестных, кстати, историй, как была с Корваланом, обмен Буковского, вот ровно так же обменяли Иосифа Слипого, который из лагеря в течение суток перелетел в Рим и стал кардиналом.

— Мне трудно это себе представить.

— То есть с нар во дворец папы римского. И этот человек был настолько обижен на то, что сделали с его церковью, что иногда вступал в серьезные споры с папой римским, рядом с которым жил. Собственно, история с Гузаром – это был очень конфликтный момент, и папа Павел VI, который не дал разрешение на рукоположение, очень сильно обиделся, и следующие понтифики 20 лет не признавали его епископом, и он, будучи пастырем такого ранга, жил жизнью простого священника.

— Любомир Гузар: как ты считаешь, в ближайшей или отдаленной перспективе это человек, который займет какое-то место в пантеоне церкви?

— Может быть. Это не решается так просто. Пока то, что делает церковь и даже, знаешь, очень интересно, когда мы с ним встречались в последний раз, после встречи монахиня, которая помогала ему в быту, ко мне подошла и говорит: "Сакен, вы можете записать ваши впечатления, потому что мы собираем архив блаженнейшего?". Впечатления людей, которые с ним говорили, его слова. То есть сейчас происходит, и сегодня об этом сказал глава УГКЦ Святослав, сейчас будет собираться его наследие, компендиум, то, что он написал, то, что он сказал. Это невероятно важно для Украины – вчитаться в этот удивительно гуманный посыл, который человек нес, а потом, может быть, действительно, если будет чудо… для того, чтобы был святым человек, он должен совершить чудо. Гузар творил много чудес, когда жил.

ПУБЛИКАЦИИ

«Старший человек является посланием Бога, через него мы можем услышать голос Божий», — мысли Главы УГКЦ о старости23 апреля

Отец и Глава УГКЦ Блаженнейший Святослав в прямом эфире интерактивной программы «Открытая Церковь» на «Живом ТВ» 20 апреля размышлял о...

АНОНСЫ