«Наш народ не сдал тест на человечность. Это самая большая боль», – священник, который переболел коронавирусом

четверг, 28 мая 2020, 12:42
Количество инфицированных коронавирусом в Украине пересекло отметку в 20 000 – население небольшого города, вроде Геническа или Тростянца – впрочем, говорить о лечении и жизненных изменениях готов далеко не каждый. Кто-то называет это эмоционально тяжёлым периодом и не готов его вспоминать, кто-то – до сих пор боится огласки и осуждения.

«Украинская правда» начинает ряд интервью с людьми, которые переболели COVID-19, чтобы рассказать, как пандемия и карантин изменили жизнь украинцев, ведь за каждым инфицированием – история.

Священник Украинской Греко-Католической Церкви Владимир Ващук был первым инфицированным в шахтёрском городке Червонограде Львовской области. Его церковь Пресвятой Богородицы-Владычицы продезинфицировали и закрыли на карантин, других священников и их семьи отправили на самоизоляцию. Среди прихожан больных не было, уверяет отец.

– Считали ли вы церковь особой, защищённой территорией, к которой не доберётся коронавирус?

– Видите ли, церковь – это не бункер, не стратегический объект, который защищён со всех сторон. Церковь – это Божий народ, люди. Церковь наполняют верующие, она состоит из живых людей, которые работают, молятся, учатся, поэтому говорить, что церковь полностью защищена от этого вируса, нельзя.

– Как и когда вы узнали, что заразились коронавирусом?

– 9 апреля я попал в легочную больницу, у меня была двусторонняя пневмония. Перед этим работал – резал для церкви дрова (я не чуждаюсь физической работы), очень вспотел, простудился.

Забрали меня в обеденное время в четверг, хотя в среду, 8 апреля, а затем 9-го делали экспресс-тесты – они были отрицательные.

Но я уже не мог оставаться дома, потому что была высокая температура и сбить её не удавалось. Мы договорились (поехать. – УП) в легочную больницу, потому что они единственные принимали, местная больница не принимала.

Меня лечили в четверг, пятницу, субботу до половины дня, и в полдень я получил ещё «приятную» новость – меня бросило в холодный пот, – сказали, что у меня коронавирус!

И оттуда я уже попал в инфекционную больницу – «скорая» забрала меня во Львов.

– Допускаете, где могли подхватить COVID?

– Я не знаю, где я мог инфицироваться, знаю, где я заболел пневмонией.

– Как вы восприняли болезнь, когда о ней узнали?

– Пневмония давала о себе знать, потому что это двустороннее воспаление, тяжёлое состояние.

Те три дня были самыми тяжёлыми. И когда я узнал о коронавирусе – был шок, потому что сразу на ум приходят все новости, которые получал раньше.

А получаешь ты весь негатив – умерло столько-то, умерло столько-то и думаешь: наверное, ты уже на очереди.

Но самым важным в меня было другое мнение – я первый «коронован» в городе, весь город встал на ноги...

Я лежал, размышлял над всем, и думал, что я город уберёг. Бог, наверное, через меня сделал такой знак, потому что приближелось Вербное воскресенье, шла Пасха, Плащаница... иначе нельзя было бы людей сдержать.

Гораздо больше было бы больных, если бы этого не случилось в городе со мной.

Когда я попал в инфекционную больницу, первый вопрос, который задал медсестре: «У вас здесь выносят, или ещё немного выходят люди?» Она говорит: «Все выходят, не беспокойтесь, всё будет хорошо».

– Сколько своих средств вы потратили на лечение?

– Лечение от коронавируса бесплатное, ничего человек не платит. Питание, проживание, все лекарства – всё бесплатно.

– Как к диагнозу отнеслось священническое сообщество вокруг вас?

– Мои друзья-священники звонили, писали, что сочувствуют. Хорошая поддержка тоже вдохновляет.

Многие за меня молились, я поездил по миру, в Канаде, в Америке, у меня много друзей.

Врач был удивлён силе молитвы. Говорит: «Я удивляюсь, потому что вы выздоравливаете не по дням, а по часам, и это очень заметно».

– Вы упоминали, что «подняли на ноги весь город». А были негативные реакции на ваш диагноз, вроде протестов под подъездом в Черновцах?

– Не знаю, как мои соседи реагировали, я практически ни с кем из них не общался, а СМИ не читал. Не читал, потому что действительно этого не хотел, не было необходимости. Было такое состояние, как говорят, борешься за жизнь, а открыл информацию – о, там умерло столько, там столько.

Когда же я увидел труд этих медсестёр, понял, что жизнь бурлит, все выходят (из больниц. – УП).

Там лежали люди по 80 лет и имели сопутствующие болезни, но все уходили домой. Лежали пожилые люди с сахарным диабетом на моём этаже, и все возвращались домой.

Но видите, в то время, которое сейчас есть, наш украинский народ не сдал тест на человечность. Это самая большая боль.

У меня родители из деревни, семья живёт в селе, так их обходили десятой дорогой, хотя они были на изоляции две недели, и я с ними не имел контакта, потому что бываю там очень редко.

Медсёстры в больнице, которые из сёл, едва не плачут: «Вы знаете, – говорят – мы в селе, как прокажённые. Нас обходят, бросают камни – на огороды наши, во двор».

– Что касается страха – когда пересекаетесь на улице со своими прихожанами, они не боятся вас?

– Нет, они сами ко мне подходят, подбегают (смеётся).

Я спрашивал многих врачей – потому что мне тоже это интересно, – они говорят: «Ваш организм выработал антитела, вы уже не можете никого заразить, и вас тоже уже никто не может заразить».

Я рассказал это в Facebook, некоторые люди это поняли, и всё. Может ещё кто-то и ужасается, но я полагаю: пусть человек делает так, как он считает нужным, я же не буду каждого убеждать.

– Что изменил карантин и коронавирус в вашей жизни?

– Очень много, думаю, как и в жизни каждого из нас.

Любая болезнь много меняет. Ты посмотрел на многих людей, кто есть кто. Тот тебя поддержал в самое трудное время, кто-то сидел в тени, а кто-то писал какие-то негативы. Это были особые три недели для меня...

Я взял себе за правило, что надо не опережать жизнь, не бежать впереди жизни, а жить, наслаждаться каждым днём.

– Как насчёт вашего храма, начинаете ли восстанавливать богослужения?

– Опять ситуация по церквям неопределённая. Люди возвращаются в храм, перед началом богослужения я смотрю, сколько люди в храме, если у кого-то нет маски, мы даем маску.

Если есть более 10–12 человек, просим выйти во двор, там есть озвучка, тепло, и люди стоят вокруг храма.

Надо контролировать ситуацию, потому что нельзя потом вновь подвергать людей опасности... скажут: «Где ты был? – В церкви. – Опять церковь виновата!»

 

Ольга Кириленко

sos.pravda.com.ua


ПУБЛИКАЦИИ

Совместная молитва: в чем её сила?06 июля

В восьмом выпуске проекта «Блаженнейший Святослав: #доступно_про_важливе» Глава Церкви продолжил размышлять над способом молитвы. На...