«Не целуйте руки, а лучше выполняйте свою работу». 7 историй о патриархе Иосифе Слипом

четверг, 20 февраля 2020, 11:24
Сегодня, 17 февраля 2020 года, исполняется 128 лет со дня рождения патриарха Иосифа Слепого. Секретарь патриарха отец Иван Дацко в комментарии сайту «Твой город» рассказывает о его отношениях с Андреем Шептицким, о характере и харизме, а также почему сейчас Иосиф Слипой помогал бы раненым военным.

Знакомство с митрополитом Андреем Шептицким

Когда Иосифу Слипому было десять лет, он жил в селе Заздристь – сейчас это Тернопольщина. Его отец имел авторитет в селе, был состоятельным и видным представителем церковной общины. Между тем в село приехал митрополит Андрей. Общаясь с детьми, он спросил малого Иосифа: «Что такое "общение святых"?» Парень дал правильный ответ. Митрополит был очень доволен.

Вырастая в глубоко верующей христианской семье, Иосиф был свидетелем того, как среди молодёжи распространялись различные социалистические и радикальные идеи. Однако сам он всегда хотел быть профессором, поэтому старательно учился и ставил перед собой высокие требования. В девятнадцать лет он решил поступить во Львовскую духовную семинарию, где вновь встретился с Андреем Шептицким, который был в приёмной комиссии. «Так что же такое "общение святых"?», – спросил юношу митрополит, очевидно узнав в нём сельского мальчика.

Обучение во Львове и за рубежом

Впоследствии в личной беседе с митрополитом молодой семинарист признался, что ещё не решил, кем хочет быть – профессором или священником. Тогда Андрей Шептицкий ответил, что сделает всё, чтобы Иосиф стал и священником, и профессором.

Однако, старательно учась, Иосиф Слипой видел, что большинство семинаристов не интересуется наукой, а лишь стремится отбыть четыре года обучения, жениться и получить хороший приход. Ему не хватало в семинарии научной атмосферы. Поэтому митрополит Андрей отправил парня в австрийский Инсбрук, где был – и есть – один из лучших богословских факультетов под руководством иезуитов.

В 1917 году Иосиф Слипой вернулся во Львов и митрополит Андрей рукоположил его в священники в Уневе. Но после очередного разговора с духовным наставником он решил вернуться к науке: в 1918-ом защитил в Инсбруке докторскую, а ещё через год – габилитацию, вторую научную степень, с которой можно стать профессором университета. Но и на этом Иосиф Слипой не остановился: поехал в Рим, где продолжил исследования по догматическому богословию в Папском григорианском университете. Живя в папской французской коллегии, он хорошо изучил французский язык.

Как Иосиф Слепой стал преемником Шептицкого

После возвращения во Львов образованный и настойчивый священник, который знал много языков, стал профессором догматики во Львовской духовной семинарии. В 1923 году он основал Богословское научное общество и начал издавать научный журнал. В 1925 году митрополит Андрей назначил его ректором семинарии, но готовил к ещё более высоким задачам.

Когда митрополит сказал ректору о том, что видит его своим преемником, тот ответил, что принимать эту должность в грозные времена – страшная ответственность. «А ещё страшнее будет ответственность, если вы не примете этого назначения», – сказал Шептицкий.

Покойный отец Иван Грынёх, который тесно сотрудничал с обоими, рассказал мне, что Шептицкий выбрал именно отца Иосифа Слипого, зная, что придут тяжёлые времена, когда понадобится человек, способный не отречься от Церкви и не сломаться в своей вере даже ценой собственной жизни.

Искушения и испытания

Советская власть предлагала Иосифу Слипому киевский митрополичий престол, но он всегда спокойно и твёрдо отвечал, что ни при каких условиях не предаст своей Церкви. Поэтому советская власть отправила его в тюрьму. За решёткой и в ссылке он провёл почти восемнадцать лет, которые впоследствии назвал потерянными.

В последний год его пребывания за решёткой начали ходить слухи, что об освобождении Иосифа Слипого заботится сам Папа Римский. Он вроде даже обратился к тогдашнему президенту Соединённых Штатов Америки Джону Кеннеди, чтобы тот убедил Никиту Хрущева отпустить митрополита.

Когда Слипого освободили, то сначала повезли в Москву. Встретившись с тогдашним секретарём Папского совета для единства христиан отцом Йоганнесом Виллебрандсом, он спросил: «Означает ли всё это, что и моя Церковь будет свободной? Я не хочу быть пастырем, бросающим своё стадо». Отец Виллебрандс ответил, что сам папа Иоанн XXIII заботится о его освобождении и хочет, чтобы он принял участие во Втором Ватиканском Вселенском Соборе.

Виллебрандс предложил лететь в Рим самолетом, однако Иосиф Слипой хотел ехать поездом с остановкой во Львове. Большевики не разрешили, поэтому ехать пришлось через Беларусь. Когда поезд пересекал границу с Польшей в Бресте, митрополит попросил открыть окно и рукой благословил свою паству.

Простота и открытость

Я впервые встретился с патриархом Иосифом в Риме 9 марта 1963 года, ровно через месяц после освобождения. Мне было шестнадцать. Через три года мы впервые пообщались лично: мне, студенту богословия, патриарх посвятил полтора часа своего времени. Я был поражён таким вниманием.

Несмотря на почтенный возраст – Иосиф Слипой вышел на свободу в 71 год – он очень много работал. Болеть начал только в последние три года жизни, с начала 80-х.

Патриарх нас всех восхищал, очаровывал. Хотя имел и много недоброжелателей среди своих и чужих. Это была фигура очень харизматическая и сильная: высокий рост, когда он входил на дипломатические приёмы, просто магнетизировал присутствующих. Достаточно было раз взглянуть на него, чтобы понять, что это необычный человек.

В разговоре он был простым и откровенным. Когда чувствовал себя с человеком свободно, невольно переходил на галицкий говор. Иногда так по-доброму ругал меня: «Какой вы ещё наивный, брат! Работайте над собой и будьте твёрдым мужчиной». У него был нелёгкий характер, и он вызвал у некоторых слабых людей опасения и страх – особенно тем, что говорил правду в глаза. Был очень требователен к себе и к другим, а больше всего не мог терпеть ленивцев, бездельников. Всех нас подгонял учиться, защищать научные работы. Но, несмотря на свою строгость, излучал естественную духовную радость.

Патриарх не позволял целовать себе руки: «Не целуйте руки каторжника. Я не нуждаюсь в поцелуях. Лучше выполняйте свою работу».

Привычный день митрополита

После восемнадцати лет в тюрьме патриарх не хотел терять годы, поэтому старался использовать время как можно эффективнее. Ежедневно вставал в 5.30, молился, служил Божественную Литургию, после которой долго делал так называемые благодарения. Завтракал, а дальше звал меня к своему бюро и очень много, быстро диктовал. Я писал под диктовку, а затем составлял текст на печатной машинке.

Перед обедом, часов в одиннадцать, было время принимать гостей. Почти каждый день к нему приходило много гостей, он решал различные церковные, дипломатические, административные или хозяйственные вопросы. После обеда опять много времени проводил в молитве и шёл на прогулку в ватиканские огороды, а примерно в восемнадцать часов садился за книги и продолжал работать. Свет в его окне гас около двадцати двух часов.

Уроки для настоящего

Его слова: «Народ украинский, будь собой!» – это и образ, что даёт силу бороться в условиях войны, возвращаться к своим корням, даёт толчок объединяться и объединиться. Патриарх имел в виду, что нам нужно сохранить свою идентичность, любить свою Церковь и свой народ. Ещё одна фраза, которую он часто повторял: «Кости и крови своей отрекаться нельзя». Ведущей идеей последних лет его жизни было единство Церкви и народа.

Он говорил: «Может, нам было бы легко любить Украину, если бы она была богатой, самостоятельной и мощной, но сегодня надо и стоит любить Украину, чтобы она такой стала». Мы называли его патриархом, но он был больше – этнархом. Хотя Украина тогда не была самостоятельной, но разные главы государств обращались к нему как к представителю свободной Украины. Никто из политиков в эмиграции не имел такого авторитета.

Не менее важной была его установка делать добро и обходить зло, быть честным человеком, для которого деньги и материальный достаток являются лишь средством для достижения высокой цели. «Сегодня не люди имеют деньги, а деньги имеют людей», – часто сетовал патриарх. Не только словами, но и делами он учил не ставить материальные ценности выше духовных. Средства из многочисленных пожертвований, которые ему давали верные, отдавал, преимущественно, на наши научные учреждения, в частности на филиалы Украинского католического университета в Вашингтоне, Филадельфии, Лондоне и Канаде. Если бы патриарх Иосиф Слипой сейчас жил, он настойчиво помогал бы раненым на войне и их семьям. Сегодня мы можем, вооружившись этим хорошим примером, поступать так же.

По материалам Оксаны Левантович для интернет-ресурса «Твой город»


ПУБЛИКАЦИИ

«Верую, помоги моему неверию!» – проповедь Блаженнейшего Святослава в четвёртое воскресенье Великого поста30 марта

То, что мы сегодня видим как чудо оздоровления юноши, лучше нам объясняет апостол Павел, говоря: «Сила Божья проявляется в моих немощах»....