Посвящаясь Восточной Церкви, я имел в виду лишь мотивы всемирного характера, – митрополит Шептицкий

четверг, 30 июля 2015, 11:25
Папа Лев ХІІІ без колебаний назначил на Галицкий престол 35-летнего епископа Андрея Шептицкого.

Почему Андрей Шептицкий из римско-католической семьи выбрал именно монастырь Украинской Греко-Католической Церкви, а затем стал епископом и возглавил эту Церковь? Долгое время этот вопрос возникал у исследователей и в обществе как при жизни митрополита, так и по сей день. Как и то, почему именно Ватикан, в частности, Папа Лев ХІІІ, остановил свой выбор на 35-летнем епископе Шептицком?


Папа митрополита Андрея – Иван Шептицкий – происходил из древнего украинского дворянского рода, семья ополячилась, латинизировалась. Граф считал себя поляком, но в 1911 году, когда его сын уже 10 лет возглавлял УГКЦ, сказал, что осознаёт себя украинцем. Полькой была София Фредро-Шептицкая, мама митрополита.


Иван Шептицкий знал о своих корнях, исследовал его. В семейном доме в Прилбычах висели портреты Киево-Галицких митрополитов, в семейном архиве были старые униатские рукописи. В этой среде воспитывался будущий митрополит.


«Папа нам, детям, часто объяснял и вспоминал о наших предках, портреты которых висели в его мастерской. Из портретов запечатлелись в моей памяти три: епископа Варлаама и митрополитов Афанасия и Льва. Все они были монахами-василианами», – вспоминал Андрей Шептицкий.


В юности Роман Шептицкий осознавал свои корни, знал не только о Римско-Католической, но и о Греко-Католической Церкви, которая была тогда в гораздо худшем положении – униженная, слабая, – отмечает директор издательства «Свичадо» Богдан Трояновский. – Андрей Шептицкий рос в атмосфере живой аутентичной веры, в мире молитвы, в римско-католическом обряде. Именно духовность стала главным фактором, – говорит Богдан Трояновский, – что митрополит выбрал именно УГКЦ.


«Что делает человек, который видит, что УГКЦ слабее и в худшем положении, чем РКЦ? Человек, который смотрит на мир через призму христианских ценностей, придерживается их… то, мне кажется, что основной мотив – желание помочь этой Церкви. Он идентифицировал себя с этой Церковью. Потому что РКЦ – сильная, помощь ей не нужна. Он вернулся к Церкви своих родителей. Он не хотел быть епископом, но стал им в послушании. Для глубоко духовной личности карьера в человеческой жизни не означает карьеру в духовной. Для него было важно быть скромным монахом, молиться за мир, работать. Орден василиан тогда был единственным в Греко-Католической Церкви, скромный и даже заброшенный. И Шептицкий пошёл на эти условия, хотел своим призванием помочь Церкви», – отмечает Богдан Трояновский.
 

Восхищение древней традицией было с детства


На формирование воззрений будущего митрополита имели влияние его родители. Иезуит, отец Генрик Яцковский, который был духовным опекуном семьи, занимался реформой Василианского ордена. Вероятно, он надеялся, что Роман станет хорошим кандидатом в монахи Василианского ордена и поможет его реформировать и развить. Важными тогда для Романа Шептицкого были встречи и разговоры с русским философом Владимиром Соловьёвым, украинским историком Владимиром Антоновичем, с которым он много говорил о Церкви. Но и это не было решающим фактором при выборе Шептицким УГКЦ, подчеркивает исследовательница наследия митрополита Оксана Гаевая.


«Надо обратить внимание, что он был глубоко верующим человеком, очень любил Бога. С детства мечтал посвятить себя завету Христа: «Да все едино будут». И, по мнению митрополита, именно УГКЦ, католическая по вере, восточная по обряду, могла выполнить эту высокую миссию, то есть объединить христиан в единой Вселенской Церкви», – подчеркнула Оксана Гаевая.
Но несмотря на предположения, существующие по сей день, ещё при жизни митрополит сам ответил, почему он выбрал нас, а не РКЦ.


«По семейной традиции я должен испытывать большое восхищение нашей древней культурой. А от отца научился её любить и ценить. Но самой сильной в моей душе любовь – единственной в своём роде – стала Святая Уния (то есть единство. – Ред.). Пример предков и фамильное предание не были решающими в выборе состояния. Когда я решился посвятить себя монашеству в руськом монастыре (то есть украинском. – Ред.), я прямо забыл о том, я о том не думал, что это решение соответствует моим семейным традициям, традициям любви моих предков. Если бы я родился французом или англичанмном, я бы то же сделал, так же я вступил бы в Орден, в монашеский Чин восточного обряда. Сделав это, я вначале размыслил и заметил, что поступил не только правильно перед духом семьи, её традициями. Посвящаясь Восточной Церкви, делу Унии, я имел в виду лишь мотивы всемирного характера, всемимирное дело велело искать пути для воссоединения Церквей», – говорил Андрей Шептицкий.
Митрополит считал, что УГКЦ могла быть своего рода мостиком между западной и восточной церковью, католической по духу и восточной по обряду, отмечает Оксана Гаевая.


Альтернативы Шептицкому не было


Андрей Шептицкий в 1899 году стал епископом, а уже 17 января 1901 года на Святоюрской площади люди приветствовали его с провозглашением митрополитом, их духовным руководителем. Папа Римский Лев XIII провозгласил на Галицкий престол 35-летнего епископа графа Андрея Шептицкого. Почему Ватикан свой выбор остановил на молодом владыке?
«Не было альтернативы, да и его личность – харизматичная. Перед Шептицким был Юлиан Куиловский, ну да... А перед ним Сембратовичи, которые боролись, делали какие-то шаги. А Шептицкий был шляхтичем, харизматичной фигурой, альтернативы которой не было», – считает Зиновий Свереда, доктор социальной экономики, преподаватель Папского Григорианского университета.
То, что выбор Ватикана пал на Андрея Шептицкого, рассматривалось в Галичине неоднозначно: не знали, будет ли он служить украинцам или станет латинизировать обряд. Римо-католики считали его предателем, а украинцы не доверяли.


«Сомневались, ибо бывший римо-католик, из несколько полонизированного рода. Митрополита даже называли Валленродом. Но эти мысли все развеялись после первых лет его правления, когда украинцы увидели, насколько митрополит предан и церкви, и народу, как заботится об образовании, закладывает первые украинские школы, бережёт национальное культурное наследие. Особенно после заключения митрополита в России увидели его жертвенность», – говорит Оксана Гаевая.


Естественно, что в Ватикане знали графскую семью Шептицких-Фредро, показал себя Андрей Шептицкий и как епископ. Собственно, кандидатуру митрополита Шептицкого многие восприняли в Ватикане положительно. Если кто и был среди них сторонником латинизации УГКЦ, то быстро разочаровался, когда митрополит Шептицкий вернул УГКЦ в Восточную Церковь, замечает Богдан Трояновский.
«Два элемента были важны – духовность и интеллект Шептицкого, а ещё стечение обстоятельств: тогда умирает митрополит, есть вакансия, тут кандидат хороший, с добрыми всякими преференциями – Ватикан и решил остановить свой выбор на Шептицком. А с религиозной точки зрения, Бог так хотел, чтобы в такой тяжелый момент для УГКЦ на этом месте был митрополит. В Ватикане поддерживали просьбу Андрея Шептицкого, было понимание, что обрядовость только обогащает церковь, поддержали и литургическую реформу Шептицкого», – говорит Богдан Трояновский.
Феномен Шептицкого в его многогранности: каким бы делом он ни занимался, был в нём успешным. Но он выбрал УГКЦ, полностью посвятив себя служению Богу и людям, и при этом пожертвовав всем.
 

Галина Терещук
www.radiosvoboda.org

ПУБЛИКАЦИИ

Семь тезисов о служении священника в больнице15 октября

Зачем священники присутствуют в больнице? На каких участках Церковь и медики сотрудничают сегодня? Как реагируют больные на присутствие...