«Свобода и достоинство веками формировали наше сознание», – Глава УГКЦ ко Дню достоинства и свободы

понедельник, 22 ноября 2021, 19:21
Двадцатый век для Украины был не только веком террора Советской империи, но и веком сопротивления украинцев этой системе. Во все трудные периоды были люди, которые не хотели и не могли смириться с тем, чтоу них отбирают самое важное – хлеб, язык, веру, свободу, мечту о своём независимом государстве. Этот «фермент сопротивления» проявился в украинском обществе и в новое время – в революциях на Майдане, в войне с Россией. Почему нам так тяжело и лечить глубокие раны прошлого, и смотреть в будущее – в программе «Открытая Церковь», посвящённой годовщине памяти Голодомора и Дню достоинства и свободы, с участием Отца и Главы УГКЦ Блаженнейшего Святослава и политзаключённого советских лагерей, президента Ассоциации психиатров Украины Семёна Глузмана.

Знать и принять своё прошлое

Сломать внутренний стержень, посеять страх, уничтожить сопротивляемость насилию – вот методы и цели террориста. Человечество ещё не оценило и не осознало масштабы массового террора и гуманитарной катастрофы, которая проходила на территории бывшего Советского Союза на протяжении всего периода его существования. Украина и украинцы в первой половине ХХ века пережили страшные времена массового уничтожения и зачисток – три голодомора, массовые депортации из Западной Украины, запрет УГКЦ. В 1960–1970-е годы – преследование за «буржуазный национализм» и «клевету на советское общество». Давление империи продолжается по сей день – только инструменты и методы несколько модифицировались.

Травмированная психика продолжает травмировать себя: этот процесс не завершается с окончанием внешнего акта насилия, а продолжается с неизменной интенсивностью во внутреннем мире жертвы. Об этом говорят психологи, работающие с индивидуальной травмой. То же касается травмы коллективной – слишком продолжительной, которую пережили украинцы.

Что делать украинцам как нации, как лечить эту глубокую историческую травму, избавляться от комплекса неполноценности и жертвы, постоянно чувствовать и уважать человеческое и национальное достоинство? Ноябрьские даты памяти побуждают говорить о темах прошлого, раскрывать его кровавые страницы, называть имена. Знать правду и говорить о ней – один из путей исцеления этих ран.

«Христос нас учит: познайте правду – и она избавит вас. За 30 лет историческая правда о Голодоморе и других вещах не была открыта, этот процесс только начинается. Теперь у нас своеобразный период попыток "приглаживания" исторической памяти, поиска нового мифа, упрощающего историческую правду», – говорит Блаженнейший Святослав.

О «ферменте сопротивления»

Исторические факты свидетельствуют: даже во времена голодоморов украинцы, как могли, сопротивлялись системе – и индивидуально, и коллективно. Были массовые восстания крестьян против «советов», сопротивление отдельных семей, попытки помощи диаспоры из-за границы, обращение епископов УГКЦ в Лигу наций и многое другое. Эти акты сопротивления по объективным причинам были обречены, но были ли они напрасны? Нет. Любое сопротивление злу никогда не бесплодно и бесполезно, потому что это отстаивание собственного достоинства, того, что человеку дал Бог и чего никто забрать не может.

Семён Глузман, который в 1972 году был осуждён на десять лет лагерей в Сибири в связи с его несоответствующей пожеланиям «сверху» экспертизой по делу генерала Петра Григоренко, вспоминает: в «брежневских» лагерях в 1970-е годы почти треть заключённых составляли диссиденты из Украины. Среди тех, кого он там встретил и с кем был рядом в разное время, – Василий Стус, Евгений Сверстюк, Игорь Калинец, Иван Светличный, Левко Лукьяненко.

«В тех лагерях были разные люди, с разными взглядами на многие вещи, – говорит правозащитник. – Но никогда – от "хрущевских" до "горбачевских" времен, не было ни одного белорусского диссидента, не было диссидентов-киргизов – перечень можно продолжить… Почему не было? Не знаю. Меня когда-то, когда Лукашенко уже был президентом, спросил посол США: почему украинцы и белорусы, близкие народы, так отличаются? Я не знал, что ответить, но вспомнил этот факт о диссидентах – возможно, несовершенное объяснение, но честное. Для себя я назвал это "ферментом сопротивления", который либо есть, либо его нет…»

Действием этого «фермента» Семён Глузман частично объясняет и события новейшей истории в Украине – Оранжевую революцию и Революцию достоинства, когда украинцы восстали против власти. Этот импульс поднял украинцев на сопротивление российской оккупации в 2014 году, породив добровольческое и волонтёрское движения, дав толчок реформированию армии и другим государственно- и нациотворческим процессам. Гибридная война России – политическая и пропагандистская в частности, снова и в очередной раз направлена ​​именно на это – любыми способами убить внутреннюю сопротивляемость Украины, убить смыслы, чтобы снова затянуть в болото безнадёжности. К счастью, «фермент сопротивления» у украинцев был и остаётся мощным – и его нужно поддерживать и усиливать. День достоинства и свободы – именно для того, чтобы напомнить, каковы мы есть и можем быть.

О выборе достоинства

По поводу сопротивляемости украинцев Блаженнейший Святослав вспоминает цитату, которую ему когда-то зачитал Виктор Ющенко. Это высказывание царя Петра I об украинцах. Мол, украинцы – как пчелы: могут принести много мёда империи, много воска для имперской свечи, но, как только отнимаешь у них свободу, – извлекают своё жало и будут биться до последнего.

«Не знаю, откуда у господина президента была эта цитата, но она правдиво показывает: наше сознание веками формировалось свободой и её осознанием и, достоинством. Мы за это страдаем и боремся по сей день», – подчёркивает Блаженнейший Святослав.

В этом смысле важны личный опыт и переживания, личные трансформации и осознание ценностей. Лишь накопление этих индивидуальных изменений и самоосознания ведут к коллективным изменениям, изменениям в обществе. Да, это процесс, часто болезненный, требующий времени, усилий, труда и желания, но это единственное направление на этом пути.

Блаженнейший Святослав говорит об определённом взаимосвязанном алгоритме: память даёт ощущение достоинства, которое даёт силу и мудрость делать выбор, укрепляющий достоинство: «Когда я помню что-то или кого-то – это мой акт, мой поступок, мой внутренний процесс. Те, кого мы вспоминаем, уже прошли свой путь, и когда мы о них помним – чувствуем своё достоинство. Очевидно, чтобы это чувство было правильным, нужно себя узнать: самопознание и самооценка – очень важные вещи, прежде всего, для нас самих. Когда мы говорим о событиях революции достоинства – это то, что меня, каждого из нас затронуло, я это пережил, это и обо мне. Когда перед глазами предстаёт явное зло, ты должен выбирать – принять его или отвергнуть. В 2013 году перед нашими глазами предстало явное зло – возрождение тоталитаризма, означавшего для нас конец достоинства. И мы, украинское общество, спонтанно сказали "нет!" и сделали свой выбор, который очень важен для нашего достоинства сегодня. Поэтому, поминая Героев Небесной сотни, переживая День достоинства и свободы, у нас есть шанс становиться хоть немного достойнее и свободнее. Когда вспоминаю, какой дух все эти годы в эти дни памяти царит на Институтской, всегда чувствую: мы действительно достойный и свободный народ».

 

Департамент информации УГКЦ


ПУБЛИКАЦИИ

Призыв католических епископов Польши и Украины к поиску диалога и взаимопонимания во избежание военной опасности 24 января

От имени наших общин хотим напомнить вам, что содействие миру на планете – неотъемлемая часть миссии, через которую Церковь продолжает...