Церковь в смартфоне "Мы часами сидим в ZOOM". Как коронавирус меняет УГКЦ: интервью со Святославом Шевчуком

четверг, 16 апреля 2020, 11:44
Сложно ли крупной церкви в сжатые сроки полностью перестроиться под карантин, какие соцсети используют в УГКЦ и почему не нужно бояться кризисов

 

Украинская греко-католическая церковь одной из первых приняла новые правила жизни в условиях пандемии COVID-19. Еще до введения карантина, 11 марта УГКЦ рекомендовала своим прихожанам не целовать иконы. Затем - освободила их от исповеди и причастия, правда, с оговоркой: если человек придет, то ему отказать не смогут. И, наконец, перевела богослужения из храмов в онлайн.

В случае развития негативного сценария с коронавирусом в УГКЦ пообещали передать свои храмы медикам, чтобы священники вместе с врачами могли спасать людей. Вчера Патриарший дом во Львове, который называют резиденцией главы УГКЦ, принял на поселение больше десяти первых медиков из больницы, которые после недельного дежурства будут проходить там обсервацию.

Сложно ли крупной церкви (5,5 млн прихожан) в сжатые сроки полностью перестроить свою работу, на каких платформах теперь происходит общение и почему не надо бояться кризиса: LIGA.net поговорила с предстоятелем УГКЦ Святославом (Шевчуком).

- Все мы видим, что сейчас происходит в Лавре, где коронавирусом заразились до сотни людей и есть умершие. В УПЦ (МП) до последнего отрицали опасность коронавируса и свою ответственность, продолжали служения и настаивали, что пандемия - это "плата за грехи" и надо "ходить в храмы, молиться". А у вас есть это понимание?

- Еще до того, как эпидемия началась в Украине, мы изучали этот вопрос на примере деятельности нашей церкви в других странах мира: Италии, США, Великобритании, Франции, Испании. Да, мы сразу начали понимать, что это очень серьезно.

Самой большой проблемой общества мне сейчас кажется именно то, что люди не до конца понимают всю глубину опасности. Кто-то думает, что это страшилки, кто-то хочет заработать себе дивиденды. Но на самом деле перед этим вирусом человек не имеет средств защиты или борьбы. Все наши дискуссии, разговоры и мысли - о том, как перевести церковь на карантин.

Очевидно, что коронавирус перед всеми нами ставит очень непростые вызовы и задачи. Затронуты пандемией будут многие сферы жизни человека, не только вера. Мы как церковь понимаем, что должны научиться быстро реагировать на эти угрозы, видоизменяя, если надо, наш способ религиозной жизни в условиях пандемии.

- Это сложно? Для церкви с устоявшимися обрядами и традициями?

- Это непросто. Думаю, это для многих непросто. Нужно понять, что для нас привычка, что обычай, а в чем существенный элемент проявления нашей веры. Отделять главное от второстепенного. В принципе, как только были введены карантинные нормы, мы сразу приняли распоряжения, как надо поступать. Конечно, дать указания очень просто.

- А выполнить? Особенно на местах?

- Выполнить... Я бы сказал больше: научиться жить по-новому. Но знаете, что я теперь наблюдаю? Очевидно, все наши богослужения теперь доступны только в онлайн-режиме.

- Но есть другой позитивный опыт, который мы получили на карантине: это поиск интенсивного общения. Ведь церковь - это не только ритуалы и богослужения. Церковь - это общение, сопричастность, единение людей. Когда мы не можем физически присутствовать в храме, приходится искать другие способы это делать. У нас уже появился целый ряд неологизмов. Например, ZOOMні дні.

Мы начали очень много общаться, интенсивность контактов выросла в десятки раз. Так вот, ZOOMні дні - это дни, когда мы часами напролет сидим, общаясь со священниками, а священники в свою очередь - с людьми. Этого ZOOM-контакта все с большим нетерпением ждут.

- Такой онлайн-контакт, по большому счету, возможен только в больших городах, в Киеве. В селах какой может быть ZOOM?

- Что, как я почувствовал, не всегда умеют наши священники, особенно когда речь идет о маленьких парафиях, - это организовать онлайн-трансляцию. Это самое сложное. У многих и правда нет интернета, не всегда люди в домах могут подключиться. И тут очень помогают дети и внуки. В последние недели был просто бум ликбеза, как пользоваться гаджетами и интернетом. И многие открыли для себя, что интернет может быть не только средоточием греха или развлечений, но и пространством для встречи с Богом, общей молитвы.

- Перед ужесточением карантина и вы как глава УГКЦ, и предстоятель ПЦУ Епифаний встречались с президентом Зеленским. О чем говорили? Ставил ли он какие-то условия: вы делаете, как я сказал, или прикроем церкви?

- Языка ультиматума не было. Президент рассказал о тех вызовах, которые стоят перед Украиной: что мы должны сделать все, чтобы защитить наших людей, объяснить им, что делает санитарная служба и как себя вести. Мы говорили и о том, как не допустить вспышки коронавируса в церквях. Ведь каждый раз, когда собирается большое количество людей, есть большая опасность.

Со своей стороны, мне удалось убедить президента не совершать ошибку и не закрывать церкви. Потому что в некоторых странах само государство административным решением останавливало богослужения в храмах, и этим они только усилили панику.

Мы решили, что богослужения в храмах будут. Но только с целью их онлайн-трансляции. Мы вообще такой способ давно практикуем, шесть лет работает наше Живое телевидение.

Это было принципиальное решение: со стороны власти не будет прекращения богослужения.

Но! Тут начинается другая огромная часть ответственности, которая ложится на церкви и религиозные организации: как донести до людей новый способ участия в богослужениях.

- В итоге ПЦУ и УГКЦ, пусть и не без огрехов, пытается выполнять свою часть договоренностей с властью. Но есть УПЦ МП, монастыри которой стали рассадниками коронавируса, а эта церковь все еще зовет прихожан в свои дворы на Пасху.

- Если в сознании наших людей отложится память о церкви как об опасной среде для здоровья и жизни, это будет очень плохой новостью для церкви на будущее. Очень плохой. Возможно, некоторые служители до конца этого не осознают. Но наш призыв к людям - выполнять правила карантина не потому, что их заставили, а потому, что это нужно. Не принуждение, а убеждение. И вот вся наша пастырская забота теперь большой степенью на это направлена.

- И все же. Мы переговорили с разными конфессиями, они пытаются уравновесить карантинные меры со своими обрядами. Все, кроме Московского патриархата. Возникает ощущение, что есть украинские церкви, а есть - филиал РПЦ в Украине.

- Ну, я тут не могу ничего ни опровергнуть, ни подтвердить. Потому что прямо не знаю. Но есть такое ощущение, что очень много разных верующих не до конца понимают, как можно использовать современные способы общения, в том числе онлайн. Возможно, они думают, что если онлайн - то это не по-настоящему. Наш Бог живой, а не онлайн. Бог всюду присутствует. Его нет больше в храме, чем у тебя дома. Для Бога нет социальной дистанции.

Очевидно, чувствительность прихожан разных конфессий - разная. Я не могу комментировать, какая чувствительность верующих у УПЦ в единстве с Московским патриархатом. Возможно, надо, чтобы сами служители еще набрали большего доверия к новым способам общения с людьми и отметили этот большой потенциал.

- Говорят, в ПЦУ среди иерархов были противники жесткого карантина. Они за обрядовость и установленный ход вещей, и с ними пришлось искать компромисс. А как это происходило у вас? Были ли у вас такие протестные настроения в церкви?

Я не услышал из уст ни одного владыки предложений поставить богослужебные практики выше жизни. Как говорил Христос, суббота - для человека, а не человек - для субботы. Мне кажется, такой заинтересованности вероучением церкви, молитвой, духовной жизнью, как в эти дни, наверное, не было со времен выхода нашей церкви из подполья.

- Как вы доносите это до священников в отдаленных городах и селах? Что вы будете делать, если там не будут держать карантин на Пасху. Есть ли такой риск?

- Священники и прихожане бывают разными. Осознание уровня опасности тоже может быть медленным. Но мы ни со стороны иерархов, ни среди духовенства не видели сопротивления карантину. Наоборот, все наши решения были в помощь священникам: как это сделать.

- Вы знакомы с критикой, которое вызвало видео - из него даже мемы сделали - где на заднем дворе храма УГКЦ дают причастие прихожанам из одной ложечки?

- Эта ложечка должна быть дезинфицирована. Наша задача - делать все безопасно.

- Да. Если это делать. На этом видео дезинфекции не было.

- Мы каждый день объясняем священникам новые правила. Мы усилили нашу просветительскую деятельность. Если говорить о нашем епископате и священниках, я хочу их поблагодарить. Такого отклика и послушания, как наши люди показали к своей церкви, мы еще никогда не видели. Но надо еще поработать, донести до каждого.

Епископ должен помочь священнику совершать служение. Священник должен помочь людям правильно переживать карантин, укреплять веру в обстоятельствах эпидемии.

- Во вторник вышел опрос социологов из Рейтинга. 85% украинцев сказали, что не пойдут в церковь на Пасху, 4% хотят пойти на богослужение, 7% - освящать корзинку. И больше всего тех, кто намерен принять в этом участие, среди УПЦ МП и УГКЦ.

- Я не хочу комментировать эту статистику. Но я благодарен, что есть 85%. Это сознательные люди. Я был бы очень рад, если бы среди 85% было как можно больше верующих нашей церкви. Мы в каждом обращении пытаемся не только объяснить людям, почему надо оставаться дома и как дома молиться, но даже зайдем в каждый двор для освящения их пасхальных корзин, помогая им не выходить из дома.

Это трудно. Люди еще до конца не могут это перенести. Возможно, это наиболее странная Пасха в новой истории нашей церкви, самая необычная. Мы тоже учимся: как достучаться до людей, как донести информацию. Поверьте, если бы мы Пасху праздновали в начале карантина, у нас была бы совсем другая картина. А благодаря тому, что у нас был почти месяц, мы многих успели убедить, объяснить и научить. Оставайтесь дома.

- Рано или поздно (взгляды властей и ученых на сроки сильно отличаются) карантин закончится. Как время, проведенное онлайн, изменит церковь и религию? Может ли быть такое, что некоторые обряды окончательно закрепятся в онлайне?

Я думаю, до конца предусмотреть это почти невозможно. Но мы уже стали другими - это точно. В церкви формируется совершенно новый уровень общения, которого люди будут ждать и дальше. Я просто удивляюсь изобретательности священников: как они ищут разные способы держать контакты с людьми, выходить к ним на встречи, не нарушая условий карантина. Например, в понедельник у меня была ZOOM-конференция с нашими священниками из Центральной и Западной Европы, до этого - с духовенством из Испании.

Все однозначно говорили, что интенсивность общения резко возросла. Люди нуждаются в том, чтобы свой страх преобразовать в рациональный ответ. Много наших, как их называют, заробитчан в Европе остались без работы и средств к существованию, почти на улице. Люди, которые кормили семьи здесь и были наибольшими инвесторами Украины, теперь ищут возможности бесплатно пообедать. И кто-то должен им в этом помочь.

Мы уже сегодня пытаемся на эти базовые потребности людей отвечать. У нас работает антикризисный центр, который координирует все инициативы. Мы в постоянном контакте с органами власти, санитарной и социальными службами. Мы хотим быть рядом с людьми.

- Смогут ли все церкви адаптироваться к новым реалиям?

- Это уже вопрос на будущее. Мы все должны быстро учиться. Разбирать, что для нас основное, а что второстепенное. Что существенно, и мы никогда это не должны потерять, а что - дополнительное, и мы это можем видоизменить. Может, это и некоторые обряды?

Но есть базовые фундаментальные вещи: достоинство человека и его жизни, солидарность. Мы сами по одиночке не выживем. Мы сами по одному эту пандемию не переживем. Мы сможем ее пережить, сможем выстоять только тогда, когда будем вместе.

- Санитарные службы и инфекционисты с вами сейчас могли бы поспорить.

- Тут не речь о социальных контактах. Солидарность - это намного глубже. Это то, как нам вместе думать и вместе действовать. Как это было, например, на Майдане. Эта солидарность поможет связать воедино все разрозненные лица, которые закрылись на карантин по домам. Знаете, что мне наши отцы наши сказали? Такой мобилизации, единства громад, как теперь, мы давно не чувствовали. Мы как никогда вместе.

Миряне начинают выступать как активные члены сообщества. Помогают своим священникам: отче, вы не так камеру выставили, вы не очень организовали, а надо вот так. Как сделать онлайн-трансляцию доступнее, какую социальную сеть лучше использовать, Facebook или YouTube. Я сам столькому научился! Не надо избегать перемен.

- То есть вы смотрите на карантин как на повод меняться?

 Всякий кризис - шанс. Слово "кризис" с греческого значит момент выбора, это как раздорожье. Ты должен сделать выбор. Не можешь его сделать, а именно должен. Убежать или избежать не выйдет. Сегодня нам всем нужно сделать правильный выбор.

https://www.liga.net/politics/interview/my-chasami-sidim-v-zoom-kak-koronavirus-menyaet-ugkts-intervyu-so-svyatoslavom-shevchukom?fbclid=IwAR0UBF9UmXQfKPhZBTEXO3Rw47gunl2EG3SUBq8gK2wJcl630w0J6Uxnhqk

 

ПУБЛИКАЦИИ

Совместная молитва: в чем её сила?06 июля

В восьмом выпуске проекта «Блаженнейший Святослав: #доступно_про_важливе» Глава Церкви продолжил размышлять над способом молитвы. На...