В Украине проходит Год Андрея Шептицкого Распорядитель архива Митрополита Оксана ГАЕВАЯ: Сироты называли его «самый лучший мой папочка»

вторник, 24 февраля 2015, 16:35
1 ноября 2014 года в УГКЦ и в Украине начался Год Митрополита Андрея Шептицкого. Верховная Рада Украины в июне прошлого года проголосовала за празднование 150-летнего юбилея со дня рождения Митрополита на государственном уровне. Митрополит Андрей Шептицкий родился 29 июля 1865 года. Возглавил Украинскую Греко-католическую Церковь в 1901 году.

И был ее главой вплоть до своей смерти 1 ноября 1944 года. Митрополит Андрей происходит из древнего украинского графского рода Шептицких. Имел несколько научных степеней: доктор права, доктор теологии, доктор философии. Будучи Главой украинской Церкви, он первым из иерархов начал использовать в общении с верующими народный язык. Первый начал править богослужение на украинском языке.

Митрополит Андрей, несомненно, — великий деятель! Страшно представить, что Украина не имела бы его в ХХ веке. Ведь Митрополит Андрей, как в свое время князь Владимир Великий, позже Ярослав Мудрый, потом Богдан Хмельницкий и Тарас Шевченко, задал вектор развития Украины. Не было такой сферы деятельности, которой бы не занимался Шептицкий. Будучи архиереем Церкви, он сумел построить эффективное общество, в котором человек чувствовал себя защищенным от самого рождения вплоть до трудоустройства. За собственные средства покупал и дарил целые состояния украинскому народу, своей Церкви.

Митрополита Андрея в мире называют праведником веры, ведь во время Второй мировой войны он собственными усилиями спас сотни еврейских семей от верной смерти. Он не делил людей ни по вероисповеданию, ни по национальности. Митрополит был выше этого.

Недавно Глава УГКЦ Блаженнейший Святослав выразил надежду, что в этом году завершится беатификационный процесс Митрополита Андрея.

Отмечаем 150 лет со дня рождения Митрополита, но в действительности так мало знаем о нем. Пани Оксана Гаевая посвятила более 20 лет упорядочиванию архива Митрополита Андрея Шептицкого. Мы поинтересовались у нее, каким был Митрополит в повседневной жизни, что любил есть и гневался ли когда-нибудь.

— Пани Оксана, вы посвятили изучению и упорядочиванию архива Митрополита Андрея Шептицкого больше 20 лет. Наверное, сделано очень много?

— Еще в начале 90-х годов мы запланировали издание невероятно богатого письменного наследия Митрополита Андрея. Сегодня уже вышли в печати сборники документов и материалов, знакомясь с которыми читатели сами могут сделать вывод, кем был Митрополит для Церкви и вверенного ему народа. Назову только некоторые из них. Это тематические сборники: «Церковь и церковное единство в наследии Митрополита Андрея Шептицкого», «Церковь и общественный вопрос», «Митрополит Андрей и Греко-католики в России», четыре тома пастырских посланий Митрополита (1899—1944 гг.), издания научно-популярного характера, например «Письма детей сирот к Митрополиту Андрею», «Митрополит и Пласт»... Последней увидела свет книжка «365 дней с митрополитом Андреем. Размышления на каждый день». Не все имеют возможность и время читать труды или большие послания. Вот и решили сделать подборку высказываний Митрополита из его посланий не только на дни церковного года, но и на  государственные даты. Это и День Соборности Украины, Всемирный день социальной справедливости, День матери, День отца, Международный день миротворцев и др.

— Интересно, что просили сироты у Митрополита?

— Маленькие дети обращались к нему очень трогательно, называли его «самый дорогим отцом». Адресовали письма так: Небо, Святой Николай, через руки Их Эксцеленции Митрополита Андрея. Детвора просила у Митрополита и кожушки, и бусики, и конфеты. Но больше всего просили, чтобы Митрополит Андрей к ним приехал. По-разному его заманивали. Для примера, в одном письме ребенок писал: «Львов — это такой большой город, и Святой Николай может заблудиться в нем. А ты возьми и приезжай к нам, ведь мы так много получили подарочков и с тобой обязательно поделимся». Согласитесь, что для ребенка в послевоенные годы поделиться сладостями — это большая жертва.

Некоторые дети видели Митрополита, но не все. Вот что пишет маленькая Оля: «Наша самая младшая Ганнуська никогда не видела тебя. И мы ей объясняем, что ты такой большой, как наша черешня в огороде (Митрополит был ростом 2,1 метра), а борода у тебя — как у Святого Николая».

Подписывались: «Ивасик», «Любця», «Нуся», «Твоя самая дорогая доченька».

Митрополит очень любил детей. После Первой мировой войны, когда в Галичине осталось свыше 20 тысяч послевоенных сирот, он учредил фактически при каждом монастыре приюты для детей. Сестры, которые работали с детьми, говорили, что им месяцами приходилось работать, чтобы вызвать улыбку на их лице. Дети не умели смеяться.

— Дети обращались к Митрополиту на «ты»?

— Да, это действительно очень трогательный момент. Они действительно считали его самым «дорогим отцом». Кто-то писал: «У меня уже нет ни мамы, ни папы, но, слава Богу, у меня есть ты, мой самый лучший папочка».

Думаю, письма детей были большим утешением для Митрополита. В сложные времена ему пришлось вести свою паству. Оставался со своей Церковью и народом в тяжелые периоды двух мировых войн, четырех смен правительств, межвоенного лихолетья. В 1914 году правительство царской России даже заточило Митрополита Андрея на три года в тюрьму в Суздальском Спасо-Евфимиевком монастыре. Но позже, когда в 1917-ом, после февральской буржуазно-демократической революции был освобожден, сказал: «Я не три года заключения, а всю свою жизнь с радостью провел бы в тюрьме, только бы тебя, дорогой мой украинский народ, видеть вольным и свободным».

— Сохранились ли письма Митрополита к Святейшему Отцу о нуждах украинского народа?

— Да, переписка Митрополита Андрея с Апостольским Престолом сохранилась. В своих письмах будь то к Папе Льву ХІІІ, Пию Х, Бенедикту ХV или Пию ХІ он детально описывал церковно-религиозную ситуацию во Львовской Архиепархии, указывал, в чем нуждается его народ, какие беды приходится переживать.

Но Митрополит писал не только к Папе, он призывал сильных мира сего на международном уровне, чтобы вступились за права вверенного ему народа.

Митрополит всегда считал, что его народ имеет, как и все остальные народы, право на свое Государство, Украинское Государство, — как писал в послании 1941 года «Наша Государственность» или «Как строить Родную Хату», наделенную христианской душой. В частности, после Первой мировой войны добивался на международном уровне если не суверенного государства, то хотя бы автономии. К величайшему сожалению, все эти старания не увенчались успехом. Митрополит Андрей беспокоился не только об украинцах Галичины. Далеко не чужой была ему судьба украинцев за ее пределами. Так, когда в Украине свирепствовал страшный Голодомор 1932—1933 гг., митрополит Андрей пишет письма к Папе, призывает мировую общественность не молчать. Вместе с епископатом издает послание «Украина в предсмертных судорогах». Организует поезда с зерном, хлебом. Однако они останавливались на Збруче и не шли дальше. Ведь, как писалось в советских журналах того времени: в Украине голода нет.

В 1930 годах, когда во времена пацификации разрушались православные храмы, Митрополит пишет послание о преследовании православных на Холмщине, Полесье, Подляшье. Ему небезразлична была судьба людей, которые принадлежали к другим вероисповеданиям. Не говорю уже об известной акции спасения Митрополита во времена Второй мировой войны, когда сотни еврейских семей были спасены от смерти. Не трудно себе представить, что ожидало духовенство, если бы, не дай Бог, немцы узнали об укрытии евреев в монастырях или о метриках крещения...

Есть очень интересные воспоминания Курта Левина, сына львовского раввина «Путешествие сквозь иллюзии». Курт Левин почти четыре года скрывался в монастыре и митрополичьих палатах. В прошлом году Курт Левин отошел в вечность.

Хочу, при возможности, вспомнить письмо Митрополита к родному брату Казимиру, ныне блаженному Климентию, где он отмечал, что самая ценная и самая редкая черта, свидетельствующая о воспитанности личности, а то и всей нации — это чувство благодарности. С благодарностью и слезами в глазах во время одной моей с паном Левиным встречи он сказал: «Я хорошо помню ту теплую ладонь, которую, прощаясь со мной, он положил на мою голову и дал деньги на дорогу. В знак благодарности Курт Левин назвал своих сыновей Андреем и Климентием. А после того, как в январе 1955 года начался беатификационный процесс Слуги Божьего Андрея, пан Левин посвятил свою жизнь его успешному осуществлению на разных уровнях.

— Каким был Митрополит человеком в повседневной жизни? Он когда-нибудь гневался, если кто-то не выполнял должным образом свои обязанности?

— Митрополит Андрей в своей деятельности руководствовался терпеливостью, покоем и любовью. В одном из своих посланий он написал, что мы должны очень внимательно следить за своим языком, потому что бывает так, что плоды долголетнего труда могут быть нивелированы гневливым словом в период неподвластного гнева.

К сожалению, я не слышала, как говорил Митрополит Андрей, я только узнаю о нем из его писем, посланий, переводов. Прежде всего, его слова преисполнены большой жертвенности, любви и желания, чтобы все вверенные ему люди любили Бога так, как он.

У него был дар любые сложные вещи, даже теологические, выражать доступным языком. Почти все его письма начинаются: «Мой дорогой брат, Самый дорогой во Христе». К грешникам, которые в период Великого поста не исповедовались, он обращался: «Мой бедный брат, бедный грешник, если бы ты знал, какое бесценное сокровище в Господе ты имеешь, а ты его так расточаешь и так презираешь».

Очевидно, были разные периоды, и Митрополит иногда не чурался даже энергичного, резкого слова, когда это было нужно. В частности, большую ответственность он возлагал на духовенство. В своем послании «О достоинстве и обязанностях священничества» Митрополит Андрей очень резко укоряет тех священников, которые не всегда совестно исполняли свои обязанности. Ведь некоторые священники руководствовались подходом: а что, мол, я за это буду иметь, какое будет мне за это материальное вознаграждение. Рассказывая о таких случаях, Митрополит отмечал: «Зайдите в тот дом, в который вы идете, бедный, холодный, когда у людей нечего есть, нет средств на лекарство, нечем топить тот дом. Когда от той нужды и пес взвоет. А вы у них требуете на разные требы денег. Да я бы такого подлеца на первой ветке повесил бы. И того ему было бы мало».

Он и шутил. Он говорил священникам: «Помните, мои дорогие отцы, что овец нужно не только стричь, но и пасти».

Пошутить он мог и со светскими людьми. Однажды в начале 1900 годов его пригласили на какое-то светское мероприятие, и одна пани, по-видимому, не очень тактичная, задала Митрополиту вопрос, мол, как вы такой талантливый, графского происхождения, с такими перспективами пошли в монастырь. На что он ответил: «А где вы, пани, были раньше? Если бы я вас встретил раньше, то, наверное, не пошел бы в монастырь».

А верующих он учил: пусть ваша вера не будет подобна христианской одежде, которую вы надеваете в воскресенье, на праздники, а после Службы Божьей снимаете, кладете в сундук и дальше живете так, словно ничего не было.

То есть он имел доступ ко всем людям: ученым, неученым, грамотным и неграмотным. Но никогда не жалел времени для людей. И в одном из своих первых громких посланий «К моим дорогим гуцулам» он писал: «Не жалел я для вас ни времени, ни усилий, ни труда, а проповедовал для вас иногда даже и охрипшим голосом».

— А почему он так полюбил гуцулов?

— Он всех любил. А гуцулов потому, что сначала был назначен Станиславовским епископом в 1899 году. Станиславовщина (ныне Ивано-Франковщина) занимает большую часть Гуцульщины: Косов, Верховинский район.

Митрополит не сидел в своем кабинете и не ждал пока придут священники и расскажут, как живут люди в их приходах. Он сам проводил разного рода канонические визитации и ездил по селам. Гуцулы до сих пор помнят, как Митрополит переезжал на белом коне Черемош. Священники очень удивлялись, когда Митрополит приходил в церковь и священник хотел рассказывать ему о селе, а Митрополит уже все знал. Ведь прежде чем зайти в храм, где его ожидало духовенство, он заезжал к людям, которые ему все рассказывали.

Гуцулы очень гостеприимный народ. И не полюбить их было невозможно. Хотя Митрополит и укорял их, в частности, за суеверия, за мешанину христианской веры с гаданием, язычничеством. Большая беда была с пьянством. Это его очень огорчало.

Он обращал внимание на разные детали. Даже учил женщин: перед тем как готовить еду, вы, мол, должны помыть кастрюлю. Говорил: «Яка ж то смачна зупа, зварена в чистому баняці».

— А что сам Митрополит любил есть?

— Сестра Киприяна, которая была рядом с Митрополитом (уже умерла), рассказывала мне, что любимым кушаньем Митрополита Андрея был отваренный картофель с поджаренным луком и горшочек квасного молока.

И я сама, когда ем отваренный картофель с поджаренным луком и квасным молоком, кажусь себе чем-то похожей на Митрополита Андрея. (Смеется.)

Митрополит был очень скромен в быту и питании. Он никогда не жаловался — не так что-то подали или еще что-то. И очень ценил чужой труд. Сестра Киприяна рассказывала, что как-то с гор ему принесли корзину грибов. И где-то через три дня он вспомнил и спрашивает сестер, где эти грибы, что люди принесли. Сестра говорит: «Но они уже, по-видимому, испортились». А Митрополит: «Как же так, люди трудились, собирали, а вы их куда-то поставили. Возьмите много соли, залейте их водой, а затем приготовьте те дары, которые мне принесли».

Он не жаловался даже тогда, когда был в заключении. Писал: «Мне здесь хорошо. За все Бога благодарю. У меня есть все — и маленький огородик, и красивый пейзаж». Когда я почитала это письмо, мне показалось в нем что-то не так.

И вот когда мы делали серию фильмов к 400-летию Берестейской унии о Митрополите Андрее, то побывали в Суздале. Зашли в келью монастыря, где отбывал заключение Митрополит. Он был высокого роста, а келья низенькая. Окошко маленькое, зарешеченное. Кровать — 1,70 метра. Гвоздь на стене, где можно было что-то повесить. Я заглянула в окошко, чтобы увидеть тот «красивый» пейзаж, о котором писал Митрополит, а мой взгляд уперся в большую каменную стену.

Мы знаем, что Митрополит испытывал и физические проблемы. С 1934 года у него было отдельное разрешение от Апостольской столицы править Литургии сидя, потому что у него был прогрессирующий ревматизм ног. Митрополит не мог подниматься. А время от времени у него была парализована то правая рука, то левая. Иногда он не мог писать, поэтому много посланий надиктовывал. Если бы мы не знали о его болезнях, могли бы подумать, что он был абсолютно здоровым человеком, ведь никогда не сетовал.

Покойный владыка Михаил Гринчишин рассказывал, что однажды Митрополита Андрея спросили, как он чувствует себя, когда проходят приступы боли. На что Митрополит ответил: «У вас когда-нибудь болели зубы? Вот это у меня постоянное состояние, когда проходят приступы боли».

— В 1905 году Митрополит даже организовал паломничество на Святую Землю. Как туда добирались?

— Перед тем как отправиться в паломничество, Митрополит проводил большую науку для народа, что такое паломничество. Было 500 паломников во главе с Митрополитом. Они отплывали из Одессы на корабле «Тироль». Каждое село выбирало делегата, ставило ему задачу, что тот должен сделать там, за кого помолиться, чьи четки приложить к Гробу Господнему.

Это было первое большое паломничество в истории нашей Церкви в Святую Землю.

— Известно, что Митрополит первый начал править Литургию на украинском языке. Как он это объяснял?

— Митрополит написал очень много трудов и посланий, в частности об обрядах. Вместе с епископатом провел литургическую реформу, чтобы сделать Литургию более доступной для широкой общественности, чтобы в Богослужении звучал украинский язык. Чтобы это не была, как говорил Митрополит, странная мешанина — смесь церковно-славянского и украинского, когда человек не совсем понимает, о чем идет речь, на чем он присутствует и почему надо быть на Святой Литургии от самого начала — проскомидии — до конца, благословения...

— Кого он уважал из украинских писателей, поэтов? Шевченко, Франко?

— Вы вспомнили о Франко... Очевидно, не могло сохраниться писем между Митрополитом и Франко, ведь они жили в одном городе и не было необходимости писать друг другу. Иван Франко приходил в митрополичьи палаты, Митрополит часто гостил у Ивана Франко. Они беседовали на разные темы.

Отмечу, что Митрополит не мог быть с Иваном Франко в его последние дни, поскольку в то время отбывал заключение в России.

Хочу процитировать слова Франко о Митрополите: «Епископ Митрополит Андрей Шептицкий от самого своего вступления на епископство начал приобщать нас к другому тону, другим формам, другому характеру, господствующему в его посланиях. Он не говорит так, как его предшественники: свысока, авторитетно, напыщенным и словно статическим тоном. Не возвещает. А обращается попросту как равный к равным, как человек к людям, советует, упоминает, иногда и поругает, не боясь употребить энергичное слово, где дело того требует. Он любит иллюстрировать свою речь примерами из жизни, фактами из собственной обсервации. И это все дает его посланиям то живое дыхание, без которого всякая морализация остается мертвой».

А Василий Стефаник писал: «Я так люблю смотреть на ту серебряную, склоненную голову, которая сокрушается и молится за Украину.

Беседу вела Оксана КЛИМОНЧУК
ПУБЛИКАЦИИ

Епископы Австрии засвидетельствовали солидарность с Украиной25 июня

22 июня 2022 года католические епископы Австрии вновь обратились к международному сообществу, духовенству, верующим и всем людям доброй...