Владыка Брайан (Байда): «Ответ на призвание требует честности с Богом и собой»

суббота, 27 октября 2018, 21:36
Во второй части интервью, которое владыка Брайан (Байда) дал для VaticanNews, речь идёт о том, как Заключительный документ Синода Епископов будет применяться в его епархии. Он делится размышлениями об участии в Синоде с перспективы епископского служения и рассказывает о собственном опыте распознавания призвания.

Общаясь с владыкой Брайаном, Правящим епископом Саскатунской епархии УГКЦ в Канаде, о Синоде на тему молодёжи, становится понятным, что Церковь стремится не только направить новые силы на возвещение Благой Вести молодым людям, но и пригласить их принимать активное участие в этом процессе, сопровождая их и делясь опытом. Об этих и других темах – во второй части нашего разговора, который завершается неожиданным творческим подарком.

– Участники Синода работают над Заключительным документом. Насколько темы этого документа созвучны с проблемами молодёжи в вашей епархии?

– Заключительный документ Синода, над которым мы работаем, предназначен всему миру и мы имеем дело с разнообразными ситуациями и людьми: в некоторых странах люди лишены элементарных вещей, они ежедневно вынуждены искать пищу, чтобы выжить, другие живут в странах, опустошённых войной, лишённых мира, а в третьих странах люди думают о новом компьютере и о том, как улучшить технологические коммуникации.

Итак, существуют очень разные вопросы, но мы не можем обойти вниманием никого. Поэтому Заключительный документ Синода будет предназначен для всех. Однако я должен применить его к конкретной ситуации моей епархии, внедряя фундаментальные рекомендации документа о том, как, например, привлекать молодёжь к принятию решений и к планированию, как помогать молодым людям и приглашать их помогать мне, моим консультантам и старшему поколению в нашей Церкви, как планировать наше будущее, рассуждать о том, куда направляемся, каким образом это осуществлять и как это можно лучше сделать. Я хочу выработать определённые конкретные шаги применения документа для нашей епархии, для совместной молитвы, евангелизации, что является не только односторонним, а двусторонним процессом. И, возможно, эти шаги нельзя будет применить в других диецезиях или епархиях мира, а только в нашей. Я планирую создать рабочую группу, которая вместе со мной перечитает Заключительный документ, и мы сможем открыть будущие дары, коорые Бог хочет дать нам благодаря этому всему процессу.

– Каким образом опыт епископского служения в вашей епархии помогает вам во время Синода?

– С одной стороны, уже в самом начале Синода я осознал, насколько много я и все мы в нашей епархии получили от Бога. Несмотря на очень тяжёлые ситуации, которые переживают другие епархии, я чувствую благодарность за всё то, что мы имеем.

С другой стороны, знакомство с другими ситуациями побуждает думать о том, к чему мы призваны, как можем помогать другим людям и другим епархиям. Это означает, что речь идёт не о том, чтобы вернуться в свою епархию и стараться делать для неё всё самое лучшее, а о том, что мы должны выходить за её пределы. Послание надежды, любви и Божьего присутствия мы призваны нести не только своим верным, а выносить его за собственные пределы, к сообществам, к обществу, в котором живём, к нашим соседям. Итак, весь процесс Синода – это благодарность, которая побуждает к поиманию того, насколько это послание важно не только для нас, но и для всего общества.

– Одно из главных понятий Синода – распознавание призвания. Как это произошло с вами? Как вы поняли, к чему вас зовёт Бог?

– Впервые, когда я почувствовал призвание, мне было 15 или 16 лет. У меня тогда были некоторые проблемы с общением. И именно в то время я начал ревностно молиться Матери Божьей Неустанной Помощи. Моё место в храме – непосредственно перед Её иконой, и мы долго разговаривали. Она стала моей Матерью, и я свободно говорил с Ней так, как сейчас с вами. Я поверял Ей свои проблемы. Это не было автоматическое проговаривание «Богородице Дево» 10 раз: я подробно Ей всё объяснял и чувствовал мужество просить у Неё благословения и помощи. Она была очень щедрой и много мне помогала. Я хотел отблагодарить Её и сказал: «Как я могу тебе помочь?». Я предложил, и Она была рада, что я предложил. Тогда я подумал, что, возможно, мне стоит стать редемптористом.

На самом деле, я не задумывался ни о каких других орденах. На этом пути были разные препятствия, и это хорошо, потому что, если тебе не нужно от чего-то отказываться, то есть говорить «нет», то твоё «да» не имеет никакой ценности. Итак, несмотря на то, что раньше я хотел стать фермером и встречался с некоторыми женщинами, которые мне нравились, в своём сердце я говорил: «Перед тем как я стану на этот путь, я должен быть честным с собой и задуматься над тем, действительно ли Бог хочет, чтобы я стал редемптористом и принял целибат. Если нет, тогда я буду думать о других путях». Но в глубине сердца я желал полностью ответить на это призвание. Это нелегко. Иногда случаются падения, неудачи, конечно, иногда ты не отвечаешь этому на сто процентов, как и в любых отношениях. Но это путь к целостности, путь к честности с самим собой. Это путь к честности с Богом, который для других может избирать разную форму, но мой путь – такой.

– Что вам помогало в минуты ошибок и трудностей понять, что вы на правильном пути, что именно это – ваше призвание?

– Я объясню вам через сравнение. Вы видели во время Олимпийских игр спортсменов на сноуборде. Они катаются на плоскости, имеющей форму дуги (англ. Half-pipe – половина трубы). Они спускаются вниз и на скорости поднимаются вверх с одной стороны, выполняют некоторые трюки и могут видеть весь ландшафт, затем возвращаются вниз, к подножию дуги, – и снова вверх. Каждый раз, когда в глубине души я спрашивал себя: что я хочу делать, что умею делать, к чему я способен, в чём талантлив, – это можно было сравнить с дугой сноубординга. Я будто поднимался с одной стороны, что-то делал, потом – к другой... но я всегда возвращался к центру. В конце дня моё сердце всегда возвращалось к одному: «Я хочу любить Христа таким образом и так хочу выражать свою любовь к Богу». И это является тем моим «подножием дуги», к которому я всегда возвращаюсь.

Призвание требует времени, иногда лет, чтобы наблюдать, думать, получать реакцию и подтверждение других. И всё это – составляющие процесса. Но, несомненно, нужно чувствовать, чего именно мы хотим делать всем своим существом. И нужно уметь ждать, потому что это может быть что-то привлекательное на несколько месяцев, а потом надоест. Я же снова и снова возвращался к этой мысли: «Считаю, что готов к этому». Я был уверен на 75 процентов, что я хотел стать священником. Не на сто процентов. Если бы это было сто процентов, я бы подумал, что что-то не так. Я не знаю, подходит ли этот процент для других, но для меня он подходил. Бывают дни, когда появляется охота делать что-то другое, но это нормально, это проходит.

– Владыка, насколько я знаю, вы пишете песни. Как возникают идеи написать песню?

– Я не очень способен к сочинительству, я не пишу много статей, не пишу книг. Но я понял, что мне очень полезно петь и писать песни, потому что я могу исполнять их снова и снова и углубляться в их смысл каждый раз, когда их слышу. Я бы хотел предложить послушать песню, которая называется «Мой мир – это Мой дар, что я даю вам». Я создал её еще в 1986 году, когда мне предложили написать тематическую песню для съезда молодёжи. Обычно я пишу спокойные, медленные песни, и для меня было большим вызовом написать оживлённую и энергичную песню, когда речь идёт о мире. Гораздо позже, десять лет назад, я записал её в студии и подарил каждому, кто принял участие в празднике, по случаю моего епископского рукоположения.

Светлана Духович, Ватикан

www.vaticannews.va


ПУБЛИКАЦИИ

Постановления Четвёртой сессии Синода Епископов Киево-Галицкой Митрополии УГКЦ03 ноября

1 ноября 2018 года в Патриаршей резиденции, в Киеве, состоялась Четвёртая сессия Синода Епископов Киево-Галицкой Митрополии УГКЦ....