Владыка Глеб Лончина: «Епископская власть – это не власть силы, а сила служения»

понедельник, 02 сентября 2019, 22:11
1 сентября в Апостольской Столице сообщили, что Святейший Отец Франциск принял отречение владыки Глеба Лончины от должности епископа Лондонской епархии Пресвятой семьи.

После объявления новости владыка Глеб коротко рассказал об итогах служения в Великобритании и планах на будущее.

– Как бы вы подытожили 10 лет служения в Великобритании и Ирландии? Что изменилось? Что удалось развить и сохранить?

– В 2009 году я пришел в Британский экзархат как апостольский администратор, затем Синод Епископов УГКЦ избрал меня экзархом. Позже Синод направил просьбу папе Бенедикту, чтобы подня наши два экзархата в Западной Европе – в Великобритании и Франции – в достоинство епархий. Это произошло в январе 2013 года. Считаю великим благословением участие в институциональном и пастырском развитии епархии в Лондоне, которая за эти годы стала родной.

Своей главной задачей я считал не администрирование, а быть пастырем для наших верных в Великобритании и в Ирландии, где я был Апостольским визитатором ещё с 2004 года.

В Великобритании есть две волны миграции: послевоенная (после Второй мировой войны) и современная, которую часто называют трудовой. Это две отдельные группы людей, которых я пытался объединить, помогать, чтобы новоприбывшие интегрировались в обществе, поддерживали друг друга и сотрудничали. Мои инструменты были довольно просты: проповеди, духовные поучения, исповеди, конференции и обычные встречи.

– Какова наша Церковь в этой части мира? Кто наполняет наши храмы?

– Лондонская епархия Пресвятой семьи охватывает всю Великобританию, то есть остров, на котором находятся Англия, Уэльс и Шотландия. Послевоенная эмиграция украинцев была внушительной, более 30 000, и люди селились по всему острову. Поэтому наши приходы рассеяны по всей территории Великобритании – от Шотландии и до юга Англии. Наша Церковь была достаточно хорошо организована. Прихожане не строили храмов, потому что не было возможности, но покупали те, которые уже существовали, преимущественно англиканские, которые приспосабливали к нашему обряду. Существовали различные культурные и образовательные организации. Это всё вместе составляло нашу действительность.

Но в 1990-е годы многие из старой эмиграции умерли, а их дети и внуки по разным причинам отошли от Церкви.

Количественно за 70 лет Церковь сильно уменьшилась. Тогда, в конце 1990-х и в начале 2000-х начали приезжать люди из Украины, и снова заполнились храмы. Однако они селятся преимущественно в крупных городах, где есть работа, в частности, в Лондоне. Наш кафедральный приход состоит в основном из новых эмигрантов. В других местностях новых эмигрантов меньше, и это заметно в храмах.

Сегодня у нас 30 пастырств, из которых 10 – это полноценные приходы, а остальные 20 – миссионерские точки, где достаточно мало верующих, и Богослужения совершаются каждое воскресенье.

– Как характер расселения новой эмиграции влияет на служение? Какие вызовы это ставит перед епископом и священниками?

– Пастырство в условиях такого рассеяния очень отличается от Украины, когда люди вместе и на Родине. Через разбросанность и постоянную занятость (ведь люди, прежде всего, приезжают работать) мы можем видеть своих верных только в воскресенье. Вся пастырская работа практически происходит в течение нескольких часов. Это требует большего внимания, потому что в один день надо сконцентрировать все пастырские планы. Это большая проблема для священника, который должен сосредоточиться на потребностях людей, приходящих к нему, и дать им всё, что может.

Но священников тоже не хватает, и не все они могут быть дольше с обществом. В Лондоне есть много исповедей – часто исповедуем с утра до позднего вечера. Это тоже важная форма пастырства.

– С чем связано ваше решение отойти от должности правящего архиерея?

– В прошлом году наш Синод меня назначил председателем Комиссии по подготовке литургических текстов, а в этом году Святейший Отец мне поручил быть апостольским администратором Парижской епархии святого Владимира, с тех пор как владыка Борис Гудзяк стал митрополитом Филадельфии. Эти две большие ответственности добавились к главной – руководить Лондонской епархией. А благодаря другим обязательствам я много путешествую, часто бываю и в Риме, и в Украине.

Последние несколько месяцев я выполнял возложенные на меня обязанности и понял, что не могу всё сделать хорошо. Мои верные в Лондонской епархии нуждаются в постоянной опеке. Епископ должен заботиться о епархии, посещать приходы, быть с людьми на все сто процентов.

Для блага епархии нужен человек, который будет заниматься этими двумя островами. Поэтому я обратился к Святейшему Отцу, и он ласково освободил меня от обязанностей в Лондонской епархии Пресвятой семьи.

– С какими чувствами вы покидаете Лондон? По чём будете скучать? Как поддерживать связь с верующими, для которых были и останетесь духовным отцом?

– У меня были хорошие отношения со священниками и в каждом приходе я находил людей, которые действительно ищут Бога и ценят визиты священников. Такого непосредственного отношения с верными мне будет не хватать.

Всегда было приятно видеть, как различные приходы и организации сотрудничают, чтобы сохранить и развить то, что имеем. Это оказывает здоровый дух наших верных, за которым я с особой благодарностью наблюдал.

Я пробыл в Великобритании десять лет. Это самый длинный срок моего пастырского служения, и мне будет не хватать людей, с которыми сформировалась духовная связь.

– О каком епископе для епархии Вы мечтаете?

– Прежде всего, это должен быть человек молитвы, который заступается перед Богом за своих священников, монашество и верующих. Это пастырь, который открыт людям и хочет им служить. Не боится вызовов и готов жертвовать временем и силами, чтобы быть с людьми, посещать даже самые отдалённые приходы, поддерживать священников и развивать пастырства. Епископ должен любить священников и быть для них настоящим отцом, уважать и любить наш обряд, наши традиции.

Конечно же, нужно знать английский, потому что наш епископ является частью римско-католической Епископской Конференции Англии и Уэльса, поэтому я иногда встречался с местными епископами. Мы также поддерживаем контакты с сиро-малабарцами – это восточные христиане из Индии, которые в Англии имеют свою епархию, как и мы, украинцы.

Подытоживая, скажу, здесь нужна духовность, открытость и работа.

– Что будет с Парижской епархией, где вы сейчас Апостольский администратор?

– Я буду оставаться на этой временной должности, пока наш Синод не изберёт нового епископа, а Святой Престол его подтвердит. В Парижской епархии необходимо заботиться о том, чтобы удержать и развить всё то, что за 6 лет получил владыка Борис Гудзяк.

– Но вместе с тем ваше епископское служение не заканчивается. Каким теперь оно будет?

– В нашей Церкви как епископ я был на разных должностях, поэтому изменение служения для меня не внове. Я был в Италии, Испании, куриальным епископом в Украине, ещё священником служил в моём монастыре Студион, и в приходе Святого Николая в Пасейке (Нью-Джерси), работал как атташе в Апостольской нунциатуре в Киеве, был духовником во Львовской семинарии и преподавателем там же, как и во Львовской богословской академии и в других научных учреждениях. На все эти различные служения смотрю как на одну сплошную линию моего пастырства. До конца жизни я связан со всеми людьми, которых встретил, с которыми работал – их всех ношу в своём сердце и в своих молитвах. Где бы я ни был, они всегда будут для меня дорогими.

Я и в дальнейшем буду посещать церкви, служить Архиерейскую Литургию, проповедовать слово Божее, призывать людей к любви к Богу и ближним, как прежде.

– Позвольте задать прямой вопрос: что значит епископская власть и что означает её сознательно с себя снимать? Мир – и современный, и прошлый – просто помешан на власти. Откуда у вас силы этому противостоять?

– Епископская власть – это не власть силы, а сила служения. Если я не буду служить верующим, то хотя бы имел даже самую большую на свете власть, она пользы никому не принесёт. Я не отрекаюсь от власти, чтобы искать престижа выгодной позиции, а желаю добра этой епархии. Я долго в молитве размышлял над тем, каким образом лучше послужить своей епархии и своим людям. И считаю, что после десяти лет надо отойти и позволить другим взять на себя эту ответственность, чтобы епархия могла расти и развиваться.

Беседовала Марьяна Карапинка


ПУБЛИКАЦИИ

«Сопричастие и единство в жизни и служении УГКЦ», – Послание Синода Епископов УГКЦ 2019 года18 сентября

Как плод тысячелетней истории поисков, радости и страданий нашего украинского народа, его сыновья и дочери разлетелись по всему миру....