«Всю ночь священники исповедовали друг друга, потому что думали, что на следующий день всех убьют», – Глава УГКЦ о Львовском псевдособоре

среды, 13 марта 2019, 22:13
8 марта 1946 года в знаковом для УГКЦ и Галичины соборе Святого Юра советские спецслужбы, используя священноначалие Русской Православной Церкви, провели спецоперацию, которую они назвали Львовским воссоединительных собором.

Предлагаем посмотреть на эти трагические страницы нашей истории сквозь призму мыслей Главы и Отца УГКЦ Блаженнейшего Святослава, высказанные в книге «Диалог лечит раны», написанной в жанре интервью Предстоятеля УГКЦ редактору польского Католического информационного агентства Кшиштофу Томашику.

• Период, наступивший после ликвидации нашей Церкви, стал временем большого испытания – испытания нашей эклезиальности.

• В тот период наши мученики оказались, прежде всего, мучениками за единство нашей Церкви... Советская власть выдвинула им только одно требование: отречься от своей Церкви и единства с Папой... Не было никаких требований, связанных с отречением от национальности и т.д., а только одно: отречься от Папы и объединиться с Русской Православной Церковью.

• В апреле 1945 года арестовали всех наших епископов, настоятелей монастырей и священников – известных лидеров духовенства. Из некоторых греко-католических священников создали так называемую Инициативную группу. Коммунистическая власть признала членов этой группы единственными легитимными представителями Греко-Католической Церкви. Согласно советским законам, это означало, что других представителей Церкви нет, а те, кто не покорился, не являются членами Церкви.

• Упомянутая группа начала агитировать за разрыв связей с Папой и присоединение к Русской Православной Церкви.

• Один из участников Псевдособора рассказал мне, какого гротескного размаха приобрёл ликвидационный процесс: «Однажды вечером ко мне в приход приехали энкаведисты и спросили: "Ты уже получил документ от Костельника? Нет? Тогда идёшь с нами", – сказали. Костельник был одним из лидеров Инициативной группы. В ту ночь в тюрьму привезли и заперли в камерах половину священников нашего деканата. Мы не знали, что произойдёт с нами завтра. Всю ночь священники исповедовали друг друга, потому что думали, что на следующий день всех убьют. Утром нас посадили на грузовики и отвезли в собор Святого Юра во Львове. Там нам сказали: "Если будете голосовать так, как надо, – вернётесь домой"».

• «Многие проголосовали "так, как надо", чтобы вернуться домой. Правда, мы не подписывали никакого документа. Не было также представления, что делать дальше. Мы понимали, что речь идёт об отделении от Католической Церкви, но никто не воспринимал этого всерьёз» – такое сообщил мне о тех событиях один из участников псевдособора, который был тогда молодым священником.

• Власть сориентировалась, что ни один из отцов ничего не подписал, поэтому упомянутого священника заставили написать текст декларации. Этот же отец рассказал мне, как события развивались дальше: «Я подготовил такой документ и, довольный, подумал, что даже Папа сегодня мог бы подписаться под ним. Его текст звучал так: "Мы, нижеподписавшиеся, высказываемся за примирение между Католической и Православной Церквами"». И все подписались под ним. Приехал Костельник и сказал, что декларацию увидел офицер НКВД и решил, что такого заявления недостаточно и что надо чётко написать, что мы выступаем за ликвидацию Греко-Католической Церкви и присоединяемся к Православной Церкви. Однако через минуту махнул рукой и сказал, чтобы оставили всё, как есть».

• Как видим, во время этой великой трагедии случались и комические моменты. Священники, однако, сразу поняли, что в результате жёсткого давления коммунистической власти Греко-Католическая Церковь будет ликвидирована. Большинство священников арестовали и приговорили к длительным срокам заключения.

• Значительная часть тех, кто перешёл к Православной Церкви, вскоре потеряли возможность выполнять пастырские функции, ведь и сама Русская Православная Церковь была почти полностью уничтожена, и сфера её деятельности стала очень ограниченной.

• Когда в 1953 году умер Сталин и из тюрьмы вернулся епископ Николай Чарнецкий, немало тех священников, которые после псевдособора присоединились к Православной Церкви, приходили к нему на исповедь. Он отпускал им грехи и принимал их в Греко-Католическую Церковь, благодаря чему они заново становились её очень важной частью.

• Ликвидация была проведена в результате жёстких и беспощадных действий советских спецслужб, а саму Русскую Православную Церковь – точнее, то, что от неё осталось, – использовали как удобное орудие.

• С одной стороны, это были тяжёлые времена, а с другой – период, когда наша Церковь действительно укрепляла свою идентичность.

• Согласно исследованиям советского общества, проведёнными после Второй мировой войны, Греко-Католическая Церковь составляла самую многочисленную оппозиционную общественную группу, которая противостояла Советскому государству.

• Ни сталинские репрессии, ни депортации, ни другие преследования не уничтожили нашей Церкви. Когда во времена Михаила Горбачева началась перестройка, мы стали одними из первых протагонистов демократизации, требуя гражданских прав и собственного государства.

Купить книгу Главы УГКЦ «Диалог лечит раны» можно в церковном интернет-магазине УГКЦ по этой ссылке: shop-ugcc.com.ua/shop/diyalog-likuye-rani/.

Руслана Ткаченко

Департамент информации УГКЦ


ПУБЛИКАЦИИ

Обращение Синода Епископов Киево-Галицкого Верховного Архиепископства УГКЦ по поводу аграрной реформы в Украине04 декабря

Обращаемся к государственной власти Украины с просьбой не ускорять искусственно земельную реформу, а подойти основательно к этому...