«Самое мощное средство для сохранения семейных ценностей – свидетельство любви», – владыка Борис (Гудзяк)

пятница, 05 октября 2018, 21:57
12 сентября Институт семьи и супружеской жизни УКУ отметил 20-летие своей деятельности. По случаю празднования состоялась дискуссионная встреча «Семья: особенности сегодняшнего дня», на протяжении которой советники Института искали ответ на вопрос, что значит быть христианской семьёй в современной Украине и как должен действовать Институт, чтобы сохранить семейные ценности и передать их будущим поколениям.

Краткий экскурс в историю Института семьи и супружеской жизни совершил его основатель и первый директор Юрий Подлесный.

«То был июль 1998 года, проходил Патриарший Собор УГКЦ, посвящённый мирянам. В этом году шестеро коллег, среди которых был и я, вернулись с учебы в Лихтенштейне, и искали работу. Во время Собора, в перерыве между заседаниями, ко мне подошли владыка Борис Гудзяк и о. д-р Михаил Димид. Они сказали: "Мы решили основывать два Института: Институт экуменических студий и Институт семьи. Что ты думаешь?"» – вспоминает Юрий Подлесный.

Уже через несколько месяцев, а именно 6 октября Юрий Подлесный раздумывал над концепцией и направлениями деятельности Института семьи и супружеской жизни. Первое, издание, которое увидело свет при содействии его сотрудников, – «Документы Католической Церкви о браке и семье». Среди достижений Института учебные курсы, научные конференции и семинары, обучение в школах, тренинги по естественному планированию семьи и студенческое движение «За жизнь». Теперь Институт семьи и супружеской жизни возглавляет Олеся Кука, которая продолжает деятельность основателя и ищет новые подходы для популяризации семейных ценностей среди молодёжи.

Празднование 20-летия Института продолжается, и разговор об актуальности темы семьи и новейших акцентах в пастырстве семьи мы ведём с владыкой Борисом Гудзяком, президентом Украинского католического университета, епископ епархии святого Владимира Великого в Париже.

– Одна из причин, почему этот вопрос для меня так важен, – это та динамика, которая состоялась при моей сознательной жизни. Я вырастал в несколько сказочном мире. Сын родителей, бежавших от бомб, сын отца, родители которого похоронили восемь детей. Мой отец – единственный ребёнок, который пережил этот трагический период жизни. Семья матери тоже пострадала от военных событий. Я рос в то время, когда эмигранты могли за 10 лет стать владельцами особняка, когда средний класс получал такую зарплату, что имел доступ до всего необходимого. Я рос тогда, когда традиционная семья была публично мощной, а браки – стабильными.

Произошло немало перемен, которые поставили (не только теоретически) под вопрос традиционную христианскую семью, и, как показывают статистические данные в Украине, она стала меньшинством. Речь не идёт о том, чтобы сохранять какую-то статистику или бороться за неё, а вопрос в том, что это всё означает? В чём на самом деле нуждается человек?

Этим летом отошла в вечность моя мама, и я в очередной раз задумываюсь над тем, что моё благополучие, мир и духовный покой, – то, чем я обязана своей семье.

Здесь есть аналогии с историей христианства. Христианское движение было миноритарным, оно плыло против течения. Историки всё чаще приходят к выводу, что один из факторов так называемого успеха христианства – это свидетельство любви. У них не было никакого оружия, они просто делились любовью. Это свидетельство приобретало всё больше сторонников. Я не думаю, что и сегодня у нас есть более мощное средство, чем это свидетельство. И искренне надеюсь, что семьи будут иметь отвагу и уверенность, что их ежедневная жизнь, дисциплины хорошего брака и семьи будут говорить сами за себя, убеждать.

Наличие бабушек и дедушек является большим богатством для семьи. Общества, которые маргинализируют для более поздних поколений бабушек и дедушек, – что-то утрачивают.

Я убеждён, что во многих вопросах, в частности, связанных с травмами, трагедиями и проблемами семей, не будет большого прогресса, если мы не разберёмся с феноменом страха и недоверия.

Священническая семья имеет те же самые проблемы, что и каждая семья. Нет стен аквариума, в котором можно изолироваться от проблем и вызовов общества. Однако есть одна особенность. Священник хочет посвятить свою жизнь служению Богу, жена и дети нуждаются в муже и отце. И на этой оси есть большой вопрос равновесия. Поэтому каждая семья должна найти баланс, чтобы вместе быть сильнее.

 

Слова Владыки обращены к каждому сердцу, о чём свидетельствуют бурные обсуждения в зале. У кого-то появилось ещё больше вопросов, а кто-то, наоборот, получил ответ, как действовать дальше.

Во второй части празднования члены совещательного Совета Института принялись размышлять над тем, что означает быть христианской семьёй.

 

Отец Юрий Коласа, Генеральный викарий для католиков византийского обряда в Австрии

– На сегодня, семья и брак не испытывают, а уже подверглись большому разрушению. Так называемая идеология релятивизма настолько быстро, вихрем, прошла по западному обществу, что мы не успели осознать того, что разрушение уже произошло.

В наш приход в Австрии обратилась женщина. Её десятилетняя дочь пришла к ней и говорит: «Я ещё не знаю, как сложится моя жизнь, и я уже приняла решение, что женюсь на женщине». Сожительство на веру (т.н. гражданский брак) вообще стало нормой среди католических семей. Мы должны были даже адаптировать наши методы преподавания подготовки к супружеской жизни. В Вене можно столкнуться с тем, что, когда вы переходите дорогу и загорается зеленый свет, светится картинка с двумя мужчинами или женщинами. Я утверждаю, что это очень подлый подход. Потому что взрослые обращают внимание только на свет, а дети – на изображение.

Всё же, несмотря на это всё, мы надеемся. Мы как христиане не можем позволить себе сказать, что мы проиграли эту битву. Мы как христианская семья, супруги не можем сказать, что проиграли эту ситуацию. Почему? Потому что у нас есть опыт христианского свидетельства.

Один из членов комиссии семьи в Австрии сказал, что он очень чётко видит образ семьи. У него такое впечатление, что он смотрит на планету из космоса и видит её в тёмном свете. Но есть единичные маленькие фонарики, ярко сияющие, – это и есть христианские семьи. Несмотря на то, что идеология релятивизма окутала землю тьмой, здесь мелькает свет надежды. Итак, что нам осталось, – аутентичное свидетельство истинной христианской семьи.

 

Отец Богдан Прах, ректор Украинского Католического университета

– Непременно наступит время, когда люди поймут, что то, что им предлагается, абсолютно несовместимр со здравым смыслом. Но такие рассуждения должны строиться на чём-то очень глубоком. Потому что избыток эмоций приведёт к тому, что произойдёт вспышка, которая быстро утихнет.

Ещё одна фундаментальная основа возрождения ценностей семьи – это вопрос веры. Мы должны свидетельствовать о живом Христе, тогда всё возродится, ведь без веры ничего не сможет восстановиться.

 

Наталья Климовская, проректор УКУ по развитию и коммуникациям

– «Свидетельствовать. Служить. Общаться» – это лозунг УКУ, и он является лучшим указателем того, как мы должны действовать. Считаю, что лишь пример хорошей семьи может быть спасением. А что такое добрая семья? Прежде всего, это место, где есть любовь. Из любви прорастает доверие, и так строятся открытые и искренние отношения. Хорошую христианскую семью мне также помогает формировать совместная молитва, ведь она объединяет нас и делает сильнее.

Юрий Подлесный, основатель Института семьи и супружеской жизни и первый его директор

– Когда вы видите атаку на семью, как в примере с зелёным светом на светофоре в Вене, то должны понимать, что за этим стоят конкретные люди с конкретными целями: разрушить представления о традиционной семье.

Я хочу рассказать об одной оптимистичной вещи. Когда Европа стала христианской, она была окружена тучей. Сначала под натиском мусульман пала Святая Земля, затем начался распад Римской империи. И уже были исламские войска под Парижем. Но началась Реконкиста, отвоевание христианами Пиренейского полуострова, крестовые походы. Их очеряют, ассоциируют с ограблениями, но кто знает, если бы не эти походы, что было бы с нашим миром. Неизвестно, что будет дальше. Но, чтобы произошла Реконкиста, должны быть люди, которые сначала пережили внутренние крестовые походы.

У нас тоже может быть вот такой внутренний крестовый поход, вот это свидетельство. И в этом есть оптимизм. Должны быть люди, которые смогут быть солью. Будем солью этой земли!

 

Празднование 20-летия завершилось, а борьба с вызовами продолжается. Ведь именно от таких структур, как Институт семьи и супружеской жизни УКУ, зависит, какое понимание семьи останется будущим поколениям.

 

Ульяна Иванишин


ПУБЛИКАЦИИ

«УГКЦ, как добрая мама, провожает своих верных из Украины и встречает там, куда их забрасывает судьба», – владыка Степан Сус 29 июня

С начала полномасштабного вторжения миллионы людей в Украине получают тяжёлый опыт – что такое быть беженцем, оставить родной город или...

МЕДИА
Prev Next