«Встреча, которая не состоялась?» – Блаженнейший Святослав

суббота, 13 февраля 2016, 23:01
12 февраля в главном аэропорту Гаваны имени Хосе Марти состоялась встреча Глав двух Церквей – Папы Франциска и Патриарха Кирилла. Встреча проходила в закрытом режиме. Она продолжалась более двух часов.

Завершилась встреча Папы Франциска и Патриарха Кирилла подписанием Совместной декларации, которая вызвала неоднозначные реакции со стороны общественности и представителей Церквей Украины.
Своими впечатлениями о встрече в целом и самом документе с нами поделился Блаженнейший Святослав, Глава УГКЦ.


– Ваше Блаженство, поделитесь, пожалуйста, впечатлениями от встречи Папы Франциска и Патриарха Кирилла. Что скажете о Совместной декларации, которую они подписали?


– Из нашего многолетнего опыта можно сказать: когда Ватикан и Москва организуют встречи или подписывают какие-то совместные тексты, то нам нечего ожидать от этого чего-то хорошего. Сначала я бы хотел сказать кое-что о встрече Папы с Патриархом Кириллом, а уже потом прокомментировать текст заявления.
Сразу бросается в глаза, особенно в их комментариях по завершении встречи, то, что они находились совершенно в двух разных измерениях и ставили перед собой разные задачи. Святейший Отец Франциск пережил эту встречу, прежде всего, как духовное событие. Он начал своё слово с того, что мы, католики и православные, разделяем одно и то же Крещение. Встречаясь, он искал Святого Духа и получил Его поддержку. Он подчеркнул, что единство Церквей достигается тогда, когда мы шагаем вместе совместным путём, и хотел, чтобы эта встреча стала его началом. Патриарх Московский сразу дал почувствовать, что ни о Духе, ни о богословии или действительно религиозных вещах речь не идёт. Чистая политика. Никакой совместной молитвы, подчёркнуто официальные фразы о «судьбах мира», и аэропорт как нейтральная, то есть нецерковная, среда. Такое впечатление, что они находились в двух параллельных мирах. Пересеклись ли эти параллельные действительности во время этой встречи? Не знаю, но математика учит, что параллельные прямые не пересекаются.
Настоящее удивление, уважение и благоговейный трепет вызывает усмирение Папы Франциска, настоящего «страдающего Слуги Господня», который стремится к одному: свидетельствовать Христово Евангелие современному человеку, быть в мире, но остаться Христовым, иметь смелость быть «не от мира сего». Поэтому я призываю всех не спешить его осуждать, не оставаться на уровне действительности тех, кто ищет в этой встрече только политику и любой ценой хочет использовать покорного папу для своих человеческих планов. Если мы не войдём в духовную действительность Святейшего Отца Франциска и не почувствуем вместе с ним действия Духа Святого, то останемся в плену князя мира сего и его последователей. Тогда для нас эта встреча будет такой, что произошла, но не состоялась.
Если речь идёт о подписанном тексте Совместной декларации, то в целом он положительный. В нём затронуты вопросы, общие для католиков и православных и открывающие новые горизонты для сотрудничества. Советую всем увидеть эти позитивы.
Хотя пункты, касающиеся Украины в целом и УГКЦ в частности, у меня вызвали больше вопросов, чем ответов.
Официально сообщалось, что этот документ – плод труда митрополита Илариона (Алфеева) с православной стороны и кардинала Курта Коха и Папского совета по делам единства между христианами – с католической. Для документа, который должен быть не богословским, а, фактически, общественно-политическим, более слабой команды для его составления невозможно было себе представить. Упомянутый Папский совет компетентен в богословских вопросах отношении с различными христианскими Церквами и общинами, но отнюдь не в делах международной политики, особенно деликатных вопросах российской агрессии в Украине. Поэтому заданный характер документа был ему явно не под силу. Этим и воспользовался Отдел внешних церковных связей РПЦ, который, как никто, является инструментом дипломатии и внешней политики Московского Патриархата.
Кстати, я, как Глава Церкви, являюсь официальным членом Папского совета по делам единства между христианами и назначен ещё Папой Бенедиктом. Однако меня никто не просил высказать своего мнения, и, по сути, как это было и раньше, говорили о нас – без нас, не дав нам голоса.
Возможно, Апостольский нунций в Украине поможет нам понять «тёмные места» этого текста и объяснит позицию Ватикана там, где она, на наш взгляд, не вполне чётко сформулирована.


– Однако пункт 25 Декларации с уважением говорит о греко-католиках и, по сути, УГКЦ признаётся субъектом межцерковных отношений между Католической Церковью и Православными Церквами.


– Да, вы правы. Нам уже вроде бы не отрицают право на существование. На самом деле, для того чтобы существовать и действовать, мы не обязаны ни у кого спрашивать разрешения. Новым акцентом здесь, бесспорно, является то, что Баламандское соглашение 1994 года, которое до сих пор использовал митрополит Алфеев, чтобы отрицать наше право на существование, теперь используется для его утверждения. Всегда, говоря об отказе от «униатизма», как метода объединения Церквей, Москва потребовала от Ватикана почти запрета на наше существование и ограничения нашей деятельности. Даже больше, это требование в ультимативном порядке ставили условием для самой возможности встречи Папы и Патриарха. Когда-то нас обвиняли в «экспансии на канонической территории Московского Патриархата», а теперь за нами признают право заниматься нашими верующими везде, где они этого требуют. Я предполагаю, что это касается также и территории Российской Федерации, где сегодня мы не имеем возможности юридического свободного существования, и территории аннексированного Крыма, где нас «перерегистрируя» по российскому законодательству, фактически ликвидируют.
Такая смена акцентов, безусловно, является позитивной, хотя существенно ничего нового не говорит. Обнадёживающе звучит призыв о том, что «православные и греко-католики должны примириться и найти взаимоприемлемые формы сосуществования». Мы давно об этом говорили, не один раз с этим лозунгом обращались к братьям православным и Мирослав Иван Кардинал Любачивский и Блаженнейший Любомир, но ответа не было. Надеюсь, что мы в Украине сможем развивать двусторонние отношения с УПЦ, двигаясь в этом направлении без вмешательства Москвы.

 

– А как вы прокомментируете этот тезис: «Призываем все стороны конфликта к благоразумию, общественной солидарности и деятельномуо созиданию мира. Призываем наши Церкви в Украине трудиться над достижением общественной гармонии, воздержаться от участия в противостоянии и не поддерживать его дальнейшего развития»?


– Вообще хочу сказать, что пункт 26 настоящей Декларации наиболее противоречивый. Создаётся впечатление, что Московская патриархия или упорно не признаётся, что является стороной конфликта, то есть открыто поддерживает агрессию России против Украины, кстати, и освящает военные действия России в Сирии как «священную войну», или обращается, прежде всего, к своей совести, призывает саму себя к благоразумию, общественной солидарности и деятельному созиданию мира. Не знаю... Само слово «конфликт» здесь является тёмным и скорее склоняет читателя думать о том, что у нас есть «гражданский конфликт», а не внешняя агрессия соседнего государства. Сегодня общеизвестный факт, что, если бы на украинскую землю из России не прибывали её военнослужащие и не поставлялось тяжёлое оружие, если бы РПЦ освящала не идею «русского мира», а передачу Украине контроля над её собственными границами, то не было бы аннексии Крыма и этой войны вообще бы не было. Именно такой общественной солидарности с украинским народом и деятельного созидания мира мы ожидаем от подписантов этого документа.
Несколько мыслей хотел бы высказать по поводу фразы о призыве Церквам в Украине «трудиться над достижением общественной гармонии, воздержаться от участия в противостоянии и не поддерживать его дальнейшего развития». Церкви и религиозные организации в Украине никогда не поддерживали войны и постоянно трудились над общественным согласием и гармонией. Достаточно лишь поинтересоваться тематикой обращений Всеукраинского совета Церквей и религиозных организаций за последние два года.
Зато призыв не принимать участия в противостоянии и не поддерживать его развитие почему-то мне очень напоминает обвинения митрополита Илариона, которым он атаковал «украинских раскольников и униатов», обвиняя нас чуть ли не в том, что мы являемся причиной войны на востоке Украине, а нашу гражданскую позицию, которую мы занимали в соответствии с социальным учением Католической Церкви, – поддержкой лишь одной из «сторон участников противостояния».
Поэтому стремлюсь утверждать такое. УГКЦ никогда не поддерживала и не пропагандировала войну. Зато мы всегда поддерживали и будем поддерживать народ Украины! Мы никогда не были на стороне агрессора, зато находились с нашими людьми на Майдане, когда их убивали носители «русского мира». Наши священники никогда не брали в руки оружия, в отличие от того, как это случалось с другой стороны. Наши капелланы, как строители мира, мёрзнут вместе с нашими солдатами на передовой и своими руками выносят раненых с поля боя, вытирают слёзы матерей, которые оплакивают своих убитых детей. Мы занимаемся ранеными и пострадавшими в результате боевых действий, независимо от их национального происхождения, религиозных или политических убеждений. Сегодня, уже в который раз, складываются обстоятельства так, что наш народ не имеет другой защиты и спасения, кроме своей Церкви. Именно пастырская совесть зовёт нас быть голосом этого народа, будить совесть мирового христианского сообщества даже тогда, когда этого голоса не понимают или им пренебрегают религиозные лидеры современных Церквей.
 

– Ваше Блаженство! Не пошатнёт ли уважение к Святейшему Отцу среди верующих греко-католиков сам факт, что он подписал такой нечёткий и двусмысленный документ, поскольку для УГКЦ единство с преемником апостола Петра является неотъемлемой частью её идентичности?


– Бесспорно, этот текст вызвал глубокое разочарование среди многих верующих нашей Церкви да и просто неравнодушных граждан Украины. Сегодня многие обращались ко мне по этому поводу и говорили, что чувствуют себя преданными Ватиканом, разочарованным половинчатостью правды в этом документе и даже косвенной поддержкой со стороны Апостольской Столицы агрессии России против Украины. Я, конечно, понимаю эти чувства.
Однако я призываю наших верующих не драматизировать эту Декларацию и не преувеличивать её значение для церковной жизни. Мы пережили не одно подобное заявление, переживём и это. Нам нужно помнить, что наше единство и полное общение со Святейшим Отцом, наследником апостола Петра, не является предметом политического соглашения, дипломатической конъюнктуры, и не зависит от чёткости некоего текста Совместной декларации. Это единство и общение с Петром наших дней – предмет нашей веры. Это к нему, Папе Франциску, и к каждому из нас говорит сегодня Христос в Евангелии от Луки: «Симон, Симон! Вот сатана хотел просеять вас, как пшеницу, но я молился за тебя, чтобы вера твоя не ослабла, и когда ты обратишься, утверждай братьев твоих».
Именно за это единство с Апостольским Престолом отдали свою жизнь и запечатали своей кровью мученики и исповедники веры нашей Церкви ХХ века. Как раз вспоминая 70-ю годовщину Львовского псевдособора, будем черпать в них силы этого свидетельства, их жертвы, которая для нашего времени иногда выглядит камнем преткновения, – камнем, который строители международных отношений часто отвергают, но именно этот Христов камень веры Петровой Господь поставит краеугольным камнем будущего всех христиан, и дивным оно будет в наших глазах!
Фото: www.catholicnews.com
Беседовал о. Игорь Яцив

ТЕГИ: франциск
ПУБЛИКАЦИИ

Постановления Синода Епископов Киево-Галицкого Верховного Архиепископства УГКЦ 14 июня

Постановления Семьдесят второй сессии Синода Епископов Киево-Галицкого Верховного Архиепископства УГКЦ, 7-8 июня 2016 года...

МЕДИА
Prev Next
DEBUG

0.0909
clr:51
cch:-no-
sql:0.0481
csql:0.0000
out: 0.0000
..........
M: 3,762,944
m: 2,928,952